Взгляд сквозь туман

Монах и ритуал  |  Мёртвые крылья  |  Трусливый архангел  |  Мысль, рождённая в бездне  |  Развлекательное убийство  |  Видение в пустыне  |  Взгляд сквозь туман  |  Пробуждение Господне  |  Тени титанов  |  Рассвет богов  |  Избранный, Избирающий и Толпа  |  Прерванные души  |  Его жизнь  |  Шёлковые змеи - феномен Предрешённости  |  Недремлющий сторож или искусство приручать  |  Терновый нимб  |  Предсказание  |  Финей и гарпии  |  Страж православного рабства  |  Мечты о Звезде утреннего неба  |  Духи больших городов  |  Ожившие законы умершего бога  |  Обречённый  |  Своды Рабства. Видение  |  Вечный Жид, притча об избравшем Жизнь  |  Парад шутов  |  Последнее откровение Бога  |  Православие без Бога и царство Бога-Дьявола  |  Империя Быстрых Шагов и Страна Оптимизма  |  Чудовища мифов и чудовища мира  |  Спящая месть и недремлющий бес  |  Художник и бесы  |  Агнец в городе волков  |  Быль о гуслях Ящера  |  Осквернённое пение птиц  |  Благая весть о бедах  |  Битвы с прахом  |  В капкане Жизни. Рассуждения  |  Беседа с Тенью. Рассуждения  |  Человек и люди  |  Равенство, Братство и Рабство  |  Храмы Жизни и храмы-могилы  |  Крылья Мастера  |  В ожиданье Пустоты  |  Рассказ о золоте рабства  |  Чёрная песня для конунга

Город ужасен в своей дикой, противоестественной перенаселённости. Днём и ночью
человек принуждён видеть, слышать или ощущать поблизости неисчислимое множество
людей. Даже если он не видит и не слышит их, спрятавшись в своей квартире и
занавесив окна, всё равно ему негде скрыться от их постоянного, неумолимого и
равнодушно-враждебного присутствия. Он чувствует на себе необъятную тяжесть
исполинской туши аморфного и безликого чудовища, слепого, глухого и бездумного,
которое душит и сдавливает его в своих могучих объятьях, не давая пошевелиться.
Это дымчатое, уродливое и безликое существо, состоящее из тысяч подобных ему, но
мелких и незначительных существ, это жуткое порождение Холода и Пустоты способно
убить своего обречённого пленника одним неловким движением. К счастью, оно, как
правило, и не подозревает о его существовании, но горе ему, если не осторожным
действием или словом несчастный привлечёт к себе внимание своего всемогущего и
беспощадного сторожа! В лучшем случае, оно его просто сразу же раздавит, а в
худшем – оставит ему жизнь, сделав её столь тягостной, ущербной и мучительной,
что человек сам будет тщетно взывать к смерти о милосердии. Имя этого великого и
почти непобедимого чудовища – общество, то есть люди, но люди, объединённые в
единую хаотичную силу, подобную первозданными стихиям природы.
Каждый
большой и густонаселённый город подавляет волю отдельного человека, день за днём
выпивая его стылую и мутную душу. Город возносится над ним гигантской
каменно-бетонной тучей, застилающей небо и землю. В ужасе смотрит человек в
мрачные недра этой тучи, на бешено сверкающие стеклянные молнии окон, в которых
порой отражаются неживые лица, похожие на грубо и неумело вырезанные маски. И
как страшно, как омерзительно и стыдно осознавать, что ты безропотно служишь
обладателям этих масок!!! Волею Судьбы практически каждый пленник Общества
всецело зависит от абсолютно чужих ему сограждан, которые, по большей части,
столь ничтожны и убоги, что и бездомная собака, наверно, посчитала бы
недостойным подчиняться этим искажённым теням людей. И собака не стала - бы
обращать внимания на их лакейские приказы, а человек вынужден смиряться и тушить
слабенький огонёк своей болезненной злобы, не способной и муху напугать. Когда
же он освобождается от власти одного такого рабовладельца и, вздохнув с
облегчением, расправляет усталые плечи, тотчас же из адской бездны Общества
появляется новый бес или ведьма, куда хуже всех предыдущих!
Свобода изгнана
за пределы Города. Ей не перелезть через неприступные стены, пронзающие небесную
твердь и упирающиеся в бесконечность. Её жалкие воплощения, бледные мечты и
несуразная фантазия, не способны выжить в затхлом и пыльном воздухе Города,
пропитанном и отравленном той крысиной мудростью, которую принято именовать
«здравым рассудком». Этот воздух создан для стремительных и предприимчивых
хищников, чей взор никогда не остановится на небе. Впрочем, небо над Городом и
не заслуживает особого внимания – истлевшая, грязная тряпка, выпачканная в
жёлтой мокроте солнца! Даже звёзды на нём кажутся блёклыми и неживыми. Да оно и
не заметно за тёмными громадами домов, пристально наблюдающих за прохожими
сотнями немигающих окон. Люди, живущие в утробах этих искусственных пещер
поразительно похожи на свои жилища – у них такие же каменные лица и стеклянные
глаза. По-видимому, у зданий и их обитателей один Архитектор.
Печальна
судьба городского жителя, если он не способен каждый день, каждый час и каждое
мгновение бороться за своё существование, решительно отбросив все лишние мысли и
ощущения, сосредоточившись исключительно на самом важном, каким бы бесцветным и
тошнотворным не было «самое важное». Такому человеку останется только сойти с
ума или бежать из Города. Но куда - же можно убежать из Города?!! Ведь за его
пределами лишь хаос и запустение или вообще нет ничего. Но даже если там что-то
есть, городской житель вряд ли отважится навсегда покинуть свой мир, вылепленный
из камня, стекла и бетона. И тем более не сможет этого сделать тот, о ком идёт
речь – человек, не способный бороться, трезво мыслить и решительно действовать.
Город гнетёт его, но он и не пытается покинуть свою тюрьму, жалуясь на
жестокость Судьбы и на собственную слабость. И тогда он бежит в себя, но это,
порой, оказывается ещё труднее, чем реальное бегство. Однако, если замысел его
удаётся, он оказывается там, он видит и чувствует то, что и представить себе не
могут повседневные люди, тщательно и сосредоточенно пережёвывающие безвкусное
месиво реальности. Сквозь серый туман обыденности его взгляд проникает в миры
озарённые светом, которому нет названия. Но потом туман вокруг него сгущается
снова и беглец, к ужасу своему, падает в зловонную пропасть суеты. Дикий и
неукротимый поток толпы подхватывает его, точно засохшую травинку, и несёт
куда-то вперёд, не давая опомниться и оглянуться назад. И вновь несчастный
окружён и сжат тесными рядами одинаковых людей с почти одинаковыми лицами. В
тоске и отчаянии смотрит он на небо, мрачное, серое и спокойное, как лица его
бесчисленных временных попутчиков. А они идут вперёд с болотной пустотой в
глазах, и в клубах пыли, поднятых их равномерными шагами, задыхаются даже самые
живучие из надежд.
КОНЕЦ

июль 2007

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS