Шёлковые змеи - феномен Предрешённости

Монах и ритуал  |  Мёртвые крылья  |  Трусливый архангел  |  Мысль, рождённая в бездне  |  Развлекательное убийство  |  Видение в пустыне  |  Взгляд сквозь туман  |  Пробуждение Господне  |  Тени титанов  |  Рассвет богов  |  Избранный, Избирающий и Толпа  |  Прерванные души  |  Его жизнь  |  Шёлковые змеи - феномен Предрешённости  |  Недремлющий сторож или искусство приручать  |  Терновый нимб  |  Предсказание  |  Финей и гарпии  |  Страж православного рабства  |  Мечты о Звезде утреннего неба  |  Духи больших городов  |  Ожившие законы умершего бога  |  Обречённый  |  Своды Рабства. Видение  |  Вечный Жид, притча об избравшем Жизнь  |  Парад шутов  |  Последнее откровение Бога  |  Православие без Бога и царство Бога-Дьявола  |  Империя Быстрых Шагов и Страна Оптимизма  |  Чудовища мифов и чудовища мира  |  Спящая месть и недремлющий бес  |  Художник и бесы  |  Агнец в городе волков  |  Быль о гуслях Ящера  |  Осквернённое пение птиц  |  Благая весть о бедах  |  Битвы с прахом  |  В капкане Жизни. Рассуждения  |  Беседа с Тенью. Рассуждения  |  Человек и люди  |  Равенство, Братство и Рабство  |  Храмы Жизни и храмы-могилы  |  Крылья Мастера  |  В ожиданье Пустоты  |  Рассказ о золоте рабства  |  Чёрная песня для конунга

В стороне от большой толпы людей, суетившихся и шумевших, словно птицы над
падалью, я увидел невысокого человека, стоявшего в некотором отдалении от них и
с мрачным видом взиравшего на рослого и смуглого юношу, находившегося в самом
центре толпы и явно игравшего в ней одну из первых ролей. Невысокий человек
стоял рядом с деревом, сгорбленным и лишившемся всех своих листьев, на которое
был чем-то неуловимо похож и поэтому, не зная его настоящего имени, я буду
называть его Человеком Дерева. Я подошёл к нему и спросил, что это за люди и
имеет ли он к ним какое-либо отношение.
- Смотри! – воодушевлённо сказал
Человек Дерева, указывая пальцем на того самого юношу, на которого я успел уже
обратить внимание. – Видишь, чёрт.
- В каком смысле? – не понял я и,
промолчав, зачем-то спросил – Вы верующий?
- О нет! – раздосадовано отмахнулся Человек Дерева. – Причём тут это?! Нет, я неверующий, то есть в бога
не верю…, Я – фаталист.
- Но тогда почему же чёрт?
- Долго рассказывать, – горько усмехнулся мой собеседник и уставился в землю. Земля была какого-то
неестественного и неприятного цвета, напоминая кожу давно умершего человека. –
Это один из тех чертей, которых ко мне постоянно подсылает То Единственное, во
что я верю – То, что принято называть Судьбой, так как никому не дано знать Его
истинного имени. Скольких чертей Оно уже присылало ко мне! И каждый раз я снова
и снова обманываюсь, каждый раз снова попадаюсь на уже знакомый мне крючок,
заржавевший и притупившийся от постоянного использования!!!
- Но в чём вы обманываетесь?
- Дело в том… - лицо моего собеседника исказила мгновенная
улыбка отчаянья, - Дело в том, что все эти бесчисленные черти и ведьмы, весь
этот шабаш, всегда одеваются в искусно расшитую ложь…. Оно позаботилось о том,
чтобы именно злейших своих врагов я принимал за друзей. И каждый раз я вновь и
вновь поддаюсь на Его уловки – каждый раз бегу на пение райских птиц и
удивляюсь, видя помойку с кружащими над ней воронами! Да что мне этот поганый
чёрт! Каких ведьм Оно сотворило, для того чтобы посмеяться надо мной или не знаю
для чего ещё!!! Оно вложило жизнь в мёртвые взгляды этой падали, золотыми
перьями усыпало Оно их перепончатые крылья, сияющие нимбы прикрепило к их рогам.
Встретишь такую тварь и думаешь, что это ангел, а когда увидишь, что крылья были
наклеенные – уже поздно!.. И вон та ведьма так же меня обхитрила!!! – Человек
Дерева гневно указал на некую, достаточно симпатичную девушку, которая, визгливо
смеясь, говорила о чём-то с тем юношей, которого записали в «черти». – Видишь,
как они смеются? И если даже в данный момент они смеются не надо мной, то, всё
равно, нет никаких сомнений, что точно также они смеялись, и будут смеяться над
тем, как ловко меня растоптали! Да, Оно редко обещает мне свои дары, но и те,
что даёт, оборачиваются не наградой за страдания, а наказанием за ещё недобитые
надежды: в моих руках золото становится пеплом, а нити шёлка – жалящими змеями,
не знающими пощады!
Ужас навевали его слова и, ещё более, выражение его
лица, похожего на выцветшую и измятую маску.
- Зачем он всё ещё жив? –
размышлял я, оставив несчастного стоять под своим деревом, вздыхая от бессильной
ярости и ледяного одиночества. А небо, оставив мой вопрос без внимания,
безмолвно свисало грязной ватой с крыш одинаковых домов, чьи вялые, прищуренные
окна навевали на меня скуку и сон.

ноябрь 2007

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS