Ожившие законы умершего бога

Монах и ритуал  |  Мёртвые крылья  |  Трусливый архангел  |  Мысль, рождённая в бездне  |  Развлекательное убийство  |  Видение в пустыне  |  Взгляд сквозь туман  |  Пробуждение Господне  |  Тени титанов  |  Рассвет богов  |  Избранный, Избирающий и Толпа  |  Прерванные души  |  Его жизнь  |  Шёлковые змеи - феномен Предрешённости  |  Недремлющий сторож или искусство приручать  |  Терновый нимб  |  Предсказание  |  Финей и гарпии  |  Страж православного рабства  |  Мечты о Звезде утреннего неба  |  Духи больших городов  |  Ожившие законы умершего бога  |  Обречённый  |  Своды Рабства. Видение  |  Вечный Жид, притча об избравшем Жизнь  |  Парад шутов  |  Последнее откровение Бога  |  Православие без Бога и царство Бога-Дьявола  |  Империя Быстрых Шагов и Страна Оптимизма  |  Чудовища мифов и чудовища мира  |  Спящая месть и недремлющий бес  |  Художник и бесы  |  Агнец в городе волков  |  Быль о гуслях Ящера  |  Осквернённое пение птиц  |  Благая весть о бедах  |  Битвы с прахом  |  В капкане Жизни. Рассуждения  |  Беседа с Тенью. Рассуждения  |  Человек и люди  |  Равенство, Братство и Рабство  |  Храмы Жизни и храмы-могилы  |  Крылья Мастера  |  В ожиданье Пустоты  |  Рассказ о золоте рабства  |  Чёрная песня для конунга

Основная ошибка всех верующих (как и многих неверующих) в том, что законы божьи
исходят от бога, как лучи от солнца или стрелы от лучника. На самом же деле, их
всемогущий бог – лишь печать, поставленная на пыльный и неприглядный свод
законов с тем, чтобы утвердить его божественность или хотя бы его необходимость.
Бог – клеймо, золотом небес сверкающее на лицах рабов божьих, прекраснейшее
оправдание их рабства, благоухающая гирлянда цветов, призванная скрыть от глаз
ржавые изгибы колючей проволоки. Рабам одевают на головы терновые венцы, а те
уверены, что их украсили венками из цветочков!
Но вот, в некой северной
стране, схожей с берлогой медведя, погружённого в вечный сон, появляются те, кто
хочет освободиться от рабства и освободить от него других, вернуть жизнь миру и
законность плоти, освободить свои чувства и свергнуть запреты. И одним из самых
величественных и гордых знамён их борьбы становится Безбожие. Многие среди них
уверены, что со смертью всевышнего надсмотрщика умрут и все его предписания, что
вся мощь и незыблемость рабства заключена в самом Рабовладельце. Но, увы, они
или не знают, или забывают то, что законы родились раньше законодателя и что
сбросить цветочные гирлянды куда легче, чем разорвать ограду из железных шипов!
Их борьба длительна и упорна, их красноречие привлекает всё новых и новых
сторонников и сподвижников, постепенно и чернь принимает их сторону. В конце
концов, они свергают старую власть и утверждают свою собственную. Идол сброшен
со своего солнечного трона и повержен в грязь, поклонение ему запрещено и
высмеяно…. Но его законы не только не исчезают, но и, напротив, многократно
усиливаются и ужесточаются!!! Раб сверг старых господ, управлявших им с помощью
ловкого и хитроумного обмана, но получил взамен новых, чья власть основана на
грубой силе, а потому груба и безыскусна, как речь простого солдата. То есть,
теперь, вместо того, чтобы чистить генеральские сапоги, приходится чистить
солдатские!
Но где та свобода, о которой мечтали те мечтательные
предшественники царственной черни?!! Она там же, где и была всегда – в мечтах,
которые так красиво парят в небе, но, к сожалению, не умеют ходить по земле.
Когда не стало бога, не стало печати, подтверждавшей законность пожелтевшего
свода запретов и предписаний, не стало того, что оправдывало бы всю его
непривлекательность. И, чтобы не утратить и сам этот свод, без которого жизнь
для рабов не мыслима, его окружили ещё большим почитанием и преклонением, чем
раньше. Теперь, когда были сняты цветы, воспевать стали саму колючую проволоку.
И терновые венцы впились своими святыми шипами в плоть и разум людей с удвоенной
силой. Ветер мятежей пронёсся вихрем и сорвал с храмов кресты и позолоту, но
стены, мрачные, бледно-серые, непоколебимые, даже не содрогнулись от его
громкой, но бессильной и бесполезной ярости. Трон бога был свободен не долго –
его занял иссохший труп одного из вождей последнего, удачного мятежа.
Но, прошло время, опять нашлись те, в ком неясно и расплывчато мерцал вечный свет
свободы. И они также решили освободить себя и других от рабства. Но что - же
стало знаменем их борьбы и восстаний? Бог!!! Свергнутый и оплёванный, он казался
им воплощённой свободой и истиной, как кажется мечтателю воплощённой свободой и
истиной всё, что свергнуто и оплёвано. Он сиял солнцем победы на их
развивающихся флагах, как когда-то, сотни лет назад, на флагах борцов с древними
богами прошлого, и как позже, десятки лет назад, пылало на знамёнах восстающих
Безбожие. И, конечно же, конец их борьбы стал началом нового рабства, с новыми
богами, но старыми и мало изменившимися законами.
Мир неизменен и подобен
морю: буря сменяется затишьем, затишье – бурей, а обитатели дна только на миг
поднимают встревоженные взгляды к изменившейся поверхности и изредка, когда бури
особенно сильны, зарываются в песок….

январь 2008

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS