Мечты о Звезде утреннего неба

Монах и ритуал  |  Мёртвые крылья  |  Трусливый архангел  |  Мысль, рождённая в бездне  |  Развлекательное убийство  |  Видение в пустыне  |  Взгляд сквозь туман  |  Пробуждение Господне  |  Тени титанов  |  Рассвет богов  |  Избранный, Избирающий и Толпа  |  Прерванные души  |  Его жизнь  |  Шёлковые змеи - феномен Предрешённости  |  Недремлющий сторож или искусство приручать  |  Терновый нимб  |  Предсказание  |  Финей и гарпии  |  Страж православного рабства  |  Мечты о Звезде утреннего неба  |  Духи больших городов  |  Ожившие законы умершего бога  |  Обречённый  |  Своды Рабства. Видение  |  Вечный Жид, притча об избравшем Жизнь  |  Парад шутов  |  Последнее откровение Бога  |  Православие без Бога и царство Бога-Дьявола  |  Империя Быстрых Шагов и Страна Оптимизма  |  Чудовища мифов и чудовища мира  |  Спящая месть и недремлющий бес  |  Художник и бесы  |  Агнец в городе волков  |  Быль о гуслях Ящера  |  Осквернённое пение птиц  |  Благая весть о бедах  |  Битвы с прахом  |  В капкане Жизни. Рассуждения  |  Беседа с Тенью. Рассуждения  |  Человек и люди  |  Равенство, Братство и Рабство  |  Храмы Жизни и храмы-могилы  |  Крылья Мастера  |  В ожиданье Пустоты  |  Рассказ о золоте рабства  |  Чёрная песня для конунга

Когда-то в Царстве Иудейском жил юноша по имени Сим. Он жил в одном из самых
богатых и многолюдных городов царства, где пыль, поднятая ногами прохожих и
копытами вьючных животных, не успев опуститься на землю, вновь и вновь вздымала
свою серо-жёлтую гриву. Дома в этом городе, похожие друг на друга и бесцветные,
толпились тесными и неровными рядами, словно приезжие торговцы на рынке. Их
грубо и торопливо выкрашенные стены с чёрными бойницами окон напоминали такие же
одинаковые и истёртые лица людей, шумными стадами протискивавшихся между ними.
Сим ненавидел эти стены и эти лица, но покинуть родной город у него не хватало
воли, несмотря на то, что во всём этом пёстром многолюдье у него даже не было ни
одного друга! Он жил не бедно и не богато в небольшом доме вместе со своей
матерью, единственным близким ему человеком. Работа его была не тяжёлой, но
унылой и унизительной – ему приходилась выслуживаться перед почтенными жителями
города, которые, в основном, были злыми и ворчливыми стариками и старухами,
ненавидевшими его уже за то, что он был молод и был целиком в их власти.
Вообще-то, Сим не был бесправен (он был ни раб и ни нищий), но решимости
бороться со своими угнетателями он в себе не находил. Дни его пожирала тяжёлая
скука работы, а ночи жалило едкой тоской Одиночество. Юность его казалось
жестокой насмешкой судьбы и не более того – он был уже истощён и бессилен, как
дряхлый старик. Глядя на его худое и жёлтое лицо, любой сказал бы: «Да, ему
точно недолго жить осталось!» И эти слова были бы совершенно справедливы. Да и
зачем жить такому жалкому неудачнику в таком прекрасном, в таком славном и в
таком иудейском городе! Сим был достаточно умён и понимал всё это больше других.
Но, как и всякий человек, он не мог принять такое со спокойствием и смирением.
И, к своему собственному стыду и отвращению, пытался доказать людям обратное,
тем самым подтверждая в их глазах свою ущербность. Понятно и то, что такой, как
он отнюдь не был завидным женихом ни в глазах девушек, ни в глазах их родителей.
В нём не было ни капли той хищной силы, ловкости и стремительности, что покоряет
их сердца и, глядя на них, он только робко опускал глаза. Ещё хуже было, когда
он всё-таки пытался добиться своего. Это достаточно быстро кончалось отказом,
который девушка обычно сопровождала взглядом, хлёстким, как пощёчина. Ему
оставалось лишь ходить к блудницам, умирая о страха, что о об этом кто-нибудь
узнает и предаст огласке. Но и это доставляло ему мало радости, мгновенно тая в
мутной жиже застоявшейся Тоски. Посещая подобные места, он часто вспоминал
предания о Древнем Вавилоне. Ему было грустно думать, что прекрасные жрицы
Иштар, чья ритуальная любовь считалась в Вавилоне священнодействием во славу
богини, дарившие людям подлинную радость, сведены ненавистным Господом и его
проповедниками до столь печального и позорного положения…. Ах да! Ещё Сим, как
не богохульно это прозвучит, ненавидел чёрной ненавистью Всевышнего Иегову!
Впрочем, судя по жизни Сима, и Иегова платил ему той же монетой. Сим же считал
Всевышнего богом ненавистных ему старых ханжей, которым служил. И был прав,
потому что именно их-то и считали наиболее благочестивыми (и, следовательно,
наиболее любимыми Иеговой) людьми города. В своих мечтах Сим часто представлял,
как древние и гордые боги Вавилона возвратятся в свои земли и изгонят Медного
Змея вместе со всеми его святошами. Правда, надо отдать должное праведным
иудеям, их богом во многих делах, несмотря на всю их праведность, был скорее
не Медный Змей, а Золотой Телец.
И вот, в один из дней, такой же долгий и
непереносимый, как и все дни жизни Сима, он шёл по широкой улице, ведущей к
рынку и на пути ему встретился невероятно уродливый нищий, по внешнему виду
которого можно было сказать, что он умирает от какой-то страшной, неведомой и
крайне мучительной болезни. Он бросил нищему милостыню и собрался было идти
дальше, но тот вдруг окликнул его.
- Не печалься – сказал нищий, пристально глядя в глаза Сима.
- Что? ... – удивлённо и смущённо пробормотал Сим, от
такой неожиданности резко отшатнувшийся назад.
- Не печалься – сказал нищий,
не отводя взгляда от лица Сима. – Твоя душа тонкая и беды рвут её, словно ветер
паутину, но в такие-то души и заходят боги!
- Боги?! – удивлённо переспросил
Сим, но тут же сообразил, что нищий, видимо, не иудей, а приезжий из какого-то
языческого царства (тем более, что и говорил он как-то странно). – О каких БОГАХ
ты говоришь?!!
- О тех, которых ты ждёшь, о великих богах Вавилона! – сказал
нищий и добродушно, даже почти по-детски улыбнулся.
- Но!… я... – начал было Сим, но не нашёлся, что ответить.
- Теперь – продолжал нищий – Когда тебе
станет тоскливо и одиноко, смотри на ночное небо. Одна из бесчисленных звёзд на
нём – звезда Великой Богини Иштар, прекраснейшей из богинь. Смотри на её звезду
и помни – она любит тебя и плачет, там, на небе, каждый раз когда с тобой
случается беда. Она знает, какая красивая у тебя душа. Запомни это и научись
радоваться.
После той встречи с нищим, Сим действительно стал каждую ночь
разыскивать на небе звезду Иштар. Какая из них – та самая, он, разумеется, не
знал. То одна, то другая звезда казалась ему лучащимся дворцом Богини, из
которого она, с любовью и состраданием, смотрела на него. И тогда ему
становилось чуть легче.
Но шло время, и эту мечту постигла судьба всех
предыдущих – она становилась слабей и незаметней, а потом тихо рассыпалась и
стала прахом прошедшего. И тогда Сим понял, что звёзды для него погасли уже
навсегда. Он где-то раздобыл сильный яд и, промедлив почти год, покончил собой.
Когда лёгкий ветерок Смерти дунул на песочный замок его души и обратил его в
ничто, небо над умершим было ясным и безоблачным – радостно светило весеннее
солнышко!
Звёзды сияют слишком высоко, чтобы узнавать людей с небесным огнём
в душе и плакать о них. Нет, и не было дороги, связывавшей землю и небеса, но
есть дорога в пустоту, где нет смятения и боли, ибо нет ничего.

январь 2008

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS