Избранный, Избирающий и Толпа

Монах и ритуал  |  Мёртвые крылья  |  Трусливый архангел  |  Мысль, рождённая в бездне  |  Развлекательное убийство  |  Видение в пустыне  |  Взгляд сквозь туман  |  Пробуждение Господне  |  Тени титанов  |  Рассвет богов  |  Избранный, Избирающий и Толпа  |  Прерванные души  |  Его жизнь  |  Шёлковые змеи - феномен Предрешённости  |  Недремлющий сторож или искусство приручать  |  Терновый нимб  |  Предсказание  |  Финей и гарпии  |  Страж православного рабства  |  Мечты о Звезде утреннего неба  |  Духи больших городов  |  Ожившие законы умершего бога  |  Обречённый  |  Своды Рабства. Видение  |  Вечный Жид, притча об избравшем Жизнь  |  Парад шутов  |  Последнее откровение Бога  |  Православие без Бога и царство Бога-Дьявола  |  Империя Быстрых Шагов и Страна Оптимизма  |  Чудовища мифов и чудовища мира  |  Спящая месть и недремлющий бес  |  Художник и бесы  |  Агнец в городе волков  |  Быль о гуслях Ящера  |  Осквернённое пение птиц  |  Благая весть о бедах  |  Битвы с прахом  |  В капкане Жизни. Рассуждения  |  Беседа с Тенью. Рассуждения  |  Человек и люди  |  Равенство, Братство и Рабство  |  Храмы Жизни и храмы-могилы  |  Крылья Мастера  |  В ожиданье Пустоты  |  Рассказ о золоте рабства  |  Чёрная песня для конунга

Небо было таким же грязным и заплёванным, как и земля, в которою, точно в дверь,
стучались сотни одинаковых ног, словно призывая кого-то, сидящего глубоко под
землёй, отворить врата своего вечно чёрного и холодного жилища. Толпа медленно
ползла, образуя одно большое бесформенное животное, несказанно уродливое и
нелепое, лишённое головы и даже какого-либо определённого цвета. Но ещё
омерзительней и нелепей были те крохотные и жалкие существа, что составляли тело
этого гигантского чудища. Все они были враждебны друг другу и единственное, что
объединяло их – ограниченность пространства, в которое волей Судьбы оказалось
втиснуто человеческое стадо. Их лица походили на клочки бумаги, испачканной
испражненьями, а на дне пустых и мёртвых глаз чернела тупая злоба
пресмыкающегося. Неуклюже двигались они плотными рядами, подталкивая туши,
движущиеся впереди и подталкиваемые тушами, движущимися сзади. Стоя в отдалении
и глядя на эту массу с нескрываемой ненавистью, Избранный вопросил Избирающего:
«Зачем ты вознёс меня разумом над ними, но не вознёс над ними властью?!!»
- Я
не так велик, как ты думаешь (вернее, как хотел бы думать) – ответил Избирающий,
с печалью вглядываясь в недра непрерывно шумящей толпы. – Я дал тебе разум не по
собственному желанию, а по воле того, что бесконечно выше меня.
- И что же
это? Бог? Дьявол? Судьба? Или что? – раздражённо спросил Избранный, вызывающе
уставившись в серую и дряблую спину небес, покрытую чёрными наростами
облаков.
- Я не знаю этого, так же как и ты – смущённо ответил Избирающий,
нерешительно переминаясь с ноги на ногу.
- Значит, я разговариваю не с тем, с
кем нужно – с досадой пробормотал Избранный после короткого молчания.
- Боюсь, даже если бы ты разговаривал и с «тем, с кем нужно», вряд ли ты бы
получил тот ответ, которого всё ещё ждёшь от меня.
- И какой же это ответ?!
- Что и властью ты вознесёшься над чернью, как вознёсся над ней
разумом. Что это неизбежно и случится так скоро, будто уже случилось. Разве ни
это ты хотел от меня услышать?
- Да, именно это.
- Но, увы, мне нечем утешить тебя. И моё мнение (хоть оно может оказаться и ошибочным) таково: ты
отмечен скорее проклятьем, чем благословением и никогда не получишь награды за
все те ужасы и униженья, что сыпались на тебя, как из рога изобилия, равно как и
твои притеснители никогда не получат справедливого возмездия.
- А есть другие, подобные мне, в этом болоте? – спросил Избранный, указывая в сторону
толпы.
- Да, вне всяких сомнений – ответил Избирающий.
- Тогда я найду их и вместе мы изменим свою Судьбу, если её вообще можно изменить! – возбуждённо
закричал Избранный и кинулся в самую гущу толпы. Избирающий попытался остановить
его, но не успел. Избранный метался, словно птица, попавшая в сеть, и заглядывал
в глаза каждому встречному, пытаясь увидеть в них живой огонь, сиявший в нём
самом. Но всюду вместо глаз он видел лишь глубокие и тёмные дыры, пустые и
холодные, как жилище Смерти. И в этих стеклянных пещерах действительно жила
Смерть. Смерть души. Одни души она сожрала уже давно, при самом их зарождении, а
некоторые и рождались мёртвыми. Другие были убиты совсем недавно и их огненная
кровь ещё обжигала лица их владельцев едва заметной печалью. Одни души погибли
почти мгновенно, другие умирали годами. Но не было ни одной живой души. Можно
сказать, что Избранный бегал по кладбищу и, роясь в могилах, надеялся случайно
раскопать живого человека! Но нет живого среди мёртвых. В конце концов,
Избранный выбился из сил и, перестав расталкивать неумолимо движущиеся тела,
отдался во власть течения. Он понял, что никогда не насытит ледяной голод
Одиночества, бешенного волка с железными зубами, заживо пожиравшего все его
мысли на протяжении многих лет. Волк победно завыл отчаяньем, а вокруг него
торжествующе завизжали бесчисленные шакалы обид. Избранный обессилено упал
наземь, и толпа сомкнулась над ним и раздавила, не замедлив хода. Увидев это,
Избирающий пришёл в ужас и, расправив широкие крылья, взмыл над землёй. Долго
летел он в поисках безлюдного места, но всюду видел лишь безбрежное море толпы.
Тогда он устремился в небо, но небо не приняло его, став твёрдым, как камень и
плоским, как стена.
- Где же ты, Пославший меня на землю?!! – закричал он,
стремительно рухнул вниз и утонул в толпе. Так Толпа победила и Избранного, и
Избирающего, и, возможно, Того, Кто послал их на землю. А возможно, Тот, кто их
послал этого и хотел.
КОНЕЦ

октябрь 2007

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS