Храмы Жизни и храмы-могилы

Монах и ритуал  |  Мёртвые крылья  |  Трусливый архангел  |  Мысль, рождённая в бездне  |  Развлекательное убийство  |  Видение в пустыне  |  Взгляд сквозь туман  |  Пробуждение Господне  |  Тени титанов  |  Рассвет богов  |  Избранный, Избирающий и Толпа  |  Прерванные души  |  Его жизнь  |  Шёлковые змеи - феномен Предрешённости  |  Недремлющий сторож или искусство приручать  |  Терновый нимб  |  Предсказание  |  Финей и гарпии  |  Страж православного рабства  |  Мечты о Звезде утреннего неба  |  Духи больших городов  |  Ожившие законы умершего бога  |  Обречённый  |  Своды Рабства. Видение  |  Вечный Жид, притча об избравшем Жизнь  |  Парад шутов  |  Последнее откровение Бога  |  Православие без Бога и царство Бога-Дьявола  |  Империя Быстрых Шагов и Страна Оптимизма  |  Чудовища мифов и чудовища мира  |  Спящая месть и недремлющий бес  |  Художник и бесы  |  Агнец в городе волков  |  Быль о гуслях Ящера  |  Осквернённое пение птиц  |  Благая весть о бедах  |  Битвы с прахом  |  В капкане Жизни. Рассуждения  |  Беседа с Тенью. Рассуждения  |  Человек и люди  |  Равенство, Братство и Рабство  |  Храмы Жизни и храмы-могилы  |  Крылья Мастера  |  В ожиданье Пустоты  |  Рассказ о золоте рабства  |  Чёрная песня для конунга

Разве это солнце светит? Разве та грязная, выцветшая тряпка, что свисает над ним
– это небо?!! И разве существа, что бродят и грызутся под этими «небом» и
«солнцем» - люди??!! Нет! – Не небо, не люди и не солнце!!!
Но было ли так всегда? Сквозь прозрачное оперение дыма, порхающего над дрожащими лепестками
распустившихся свечей, сквозь туман давно ушедших времён я вижу прекрасные храмы
жизни, озарённые настоящим Солнцем, раскинувшим свои золотые крылья над светлой
бесконечностью настоящего Неба. Лучи Солнца свободно проникают в эти храмы,
скользя и сверкая между мощных колон. Не со страхом, а с радостью, разожжённой
вином и нежными песнями благовоний, входят верующие под своды этих храмов.
Прекрасны и удивительны статуи богов и богинь, прекрасны и юные жрицы,
встречающие прихожан не чтением суровых заветов и предписаний, а горячими
объятиями – то сама Богиня простирает руки к своим почитателям!..
Где ныне эти храмы? И пыли от развалин не оставил молот Времени. Теперь священный огонь
жизни тлеет в убогих лачугах, тайных и скрываемых. Его жрицы теперь холодны и
деньги, а не Богиня ведут в их обители, где притаились бесшумные клубки
болезней, на чьих чешуйчатых скользких спинах начертаны имена позора и боли.
Трусливо оглядываются по сторонам прихожане, боясь гнусных взглядов местной
голытьбы и злых стражей сурового и мёртвого Закона, серых преступников,
облечённых властью, что врываются в те лачуги и, с наглыми, глупыми лицами,
пугают и жриц, и прихожан холодными скрижалями, от имени которых они берут
отовсюду дань….
Презираемы жрицы Любви. В пример им ставят девушек, что
продают свою плоть дорого и осмотрительно – лишь сильным мира сего, да и то не
сразу, а поторговавшись. Но ещё более презираемы те, что дарят себя другим
бесплатно – им нет прощения ни от женщин, ни от мужчин, что не ценят
бескорыстное добро, которое не трудно было добыть.
Но оставим разговоры о
плоти и торговле – во что же веруют теперь люди? Ни во что, кроме силы и золота,
но, во имя всемогущей Лжи, правящей этим миром, они ходят «молиться» в унылые
храмы-могилы. Стены этих храмов бледны, как лица покойников, золотые купола
венчают их, напоминая, что нет у людей бога, кроме Золотого Тельца, и змеиными
языками вонзаются в пасмурное небо кресты на куполах. Темны и неприветливы,
словно склепы, эти грозные и мрачные святилища Святого Лицемерия, что держит
весь мир на одном мизинце своей руки и поигрывает им, точно малый ребёнок
резиновым мячом. Угрюмые старцы со злыми и усталыми лицами читают проповеди о
рабском смирении и о том, что недовольство своими цепями и пытливый ум –
проклятая люциферова гордыня, которую надо искоренять. Нахальные и ворчливые
старухи, будто мухи в навозе, ползают со свечами от одной иконы к другой,
недовольно таращась на посетителей этого тлетворного места. А с икон смотрят на
«верующих» жестокие смуглые лица с пронзительными, беспощадными глазами.
Что поделать – стаду нужна не Любовь, а Пастырь с тяжёлой дубиной в руке!

апрель 2008

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS