Агнец в городе волков

Монах и ритуал  |  Мёртвые крылья  |  Трусливый архангел  |  Мысль, рождённая в бездне  |  Развлекательное убийство  |  Видение в пустыне  |  Взгляд сквозь туман  |  Пробуждение Господне  |  Тени титанов  |  Рассвет богов  |  Избранный, Избирающий и Толпа  |  Прерванные души  |  Его жизнь  |  Шёлковые змеи - феномен Предрешённости  |  Недремлющий сторож или искусство приручать  |  Терновый нимб  |  Предсказание  |  Финей и гарпии  |  Страж православного рабства  |  Мечты о Звезде утреннего неба  |  Духи больших городов  |  Ожившие законы умершего бога  |  Обречённый  |  Своды Рабства. Видение  |  Вечный Жид, притча об избравшем Жизнь  |  Парад шутов  |  Последнее откровение Бога  |  Православие без Бога и царство Бога-Дьявола  |  Империя Быстрых Шагов и Страна Оптимизма  |  Чудовища мифов и чудовища мира  |  Спящая месть и недремлющий бес  |  Художник и бесы  |  Агнец в городе волков  |  Быль о гуслях Ящера  |  Осквернённое пение птиц  |  Благая весть о бедах  |  Битвы с прахом  |  В капкане Жизни. Рассуждения  |  Беседа с Тенью. Рассуждения  |  Человек и люди  |  Равенство, Братство и Рабство  |  Храмы Жизни и храмы-могилы  |  Крылья Мастера  |  В ожиданье Пустоты  |  Рассказ о золоте рабства  |  Чёрная песня для конунга

Стаей голодных волков воет северный ветер, царапая лица прохожих жёсткой,
льдистой бородой. Немилосердное солнце спряталось в серой крепости, выставив из
узких бойниц золотые копья лучей. Грязь и почерневший от грязи снег, словно
короста, устилают тесные улицы города, зажатые между безликих каменных трупов,
многоэтажных гробов, заселённых злыми людьми, живущими по законам собачей своры.
Вырубили люди лес – и на месте погибших деревьев выросла каменная чаща, где
редкие и хилые деревца остались горьким напоминанием, тенью убитого леса. Нету
волков в каменной чащобе – люди с волчьими душами бродят здесь в поисках своей
добычи. Страшен их хищный взгляд, оценивающий твою силу, испытующе-острый, как
ледяное лезвие ножа, приставленное к горлу! Их дети – такие же волки, как и они
сами – рыщут маленькими стайками и не выпускают камней из рук. Их старцы и
старухи рычат и огрызаются, словно безродные дворняги, облаивающие прохожих. Их
женщины – холод, несовместимый с теплом любви. А правители их – гордые и
заносчивые пришлецы, безродные рабы из чужих краёв, чьи сильные и грубые
разбойничьи руки никогда не выпускают добычу. Нет ни звёзд, ни луны на мрачном
небе – некому смотреть на них, ибо только прах подножный, корм да бесцветный
камень стен умещаются в узких мыслях людей-волков, только в то, что можно
увидеть и отнять верят они.
А на прокорм двуногим волкам посылает Судьба в их
каменные дебри двуногих агнцев. Сразу отличишь их в волчьей толпе – по взгляду и
по походке, по призрачному огоньку страха, искрящемуся в глазах. Нет им пощады
от грозных хищников – кто же пожалеет живое мясо, заготовленное на убой?!! И тем
горше их судьба, тем тяжелей и нестерпимей она для них, что не всякий агнец
знает своё предназначение в царстве волков, но зато каждый волк, знает для чего
рождаются на свет агнцы и каково их место в суровом каменном лесу. Но и волки
могут ошибаться – ведь хитрость и коварство Судьбы заключается в том, что в
волчьих семьях рождаются агнцы! И не знают родичи-волки, и не хотят они
поверить, что их собрат – лишь жалкая и бесправная жертва! Но чужаки-то сразу
догадаются, в чём дело. Увидят они, что бросила им в пасти щедрая на подарки
Судьба новый кусочек мясца, новую игрушку, нового агнца. И, прежде всех
остальных, догадаются об этом волчата, к которым запустят их мнимого собрата
взрослые волки, ещё не успевшие понять, что «собрат» то – всего-навсего агнец!
Потом уже вся стая узнает правду и только родители неудавшегося «волка» тщетно
будут доказывать, что он не агнец или, хотя бы, не совсем агнец. Но не скоро
съедят несчастного волки – прежде чем съесть, нужно подождать – может и на
шерсть сгодится! И будет агнец жить среди волков, постигая приличествующую ему
науку – науку смирения и покорности. Волки будут учить его кротости, воздержанию
и послушанию, а чтобы уверить его в истинности столь унылого и печального пути,
расскажут они ему о великом Боге-Агнце, принёсшем себя в жертву голодным волкам,
волчицам и волчатам, заставят молиться его «святому» образу - содранной шкурке,
распластанной на железном кресте. Обрадуются агнцы, что даже богов мучат,
унижают и пожирают, смирятся они со своей неминуемой Судьбой… и, в должный час,
спокойно (а то и радостно!) пойдут прямо в разинутые пасти волков, поклонившись
напоследок благостному образу Нерукотворного Руна.

февраль 2008

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS