"Ветер яростно разбрасывал..."

Ветер яростно разбрасывал засохшие кости по бескрайним просторам мрачной грязно-жёлтой пустыни. Его зловещие завывания походили на хрип дохнущего пса. Чудовищно огромное солнце, глаз дневного Циклопа, жутко взирало на мёртвые пески и останки погибших воинов. Воздух был сухим и горячим. Хан стоял на коленях, разглядывая груду человеческих черепов, и напряжённо думал. Его доспехи, покрытые пылью и запёкшейся кровью, пугали змей, ящериц и каких-то забавных зверьков, совсем недавно пожиравших мертвечину. В спокойном, глубокомысленном лице хана, в его глазах и на его щите отражалось великое сражение. Оно было так недавно и так свежо, что грозные вопли воинов, грохот колесниц и доспехов, лязг оружия и крики ездовых животных всё ещё разносились по пустыни. Погружаясь в раздумья, хан постепенно уходил в самого себя: глаза втягивались в глазницы, голова - в доспех, похожий на панцирь черепахи. Ветер забрасывал хана песком. Время медленно ползло подобно сухопутной рыбе, съевшей огнь-траву и устремившейся на северо-восток, чтобы накормить своим чешуйчатым телом снежных духов. Стемнело. Дневной Циклоп закрыл свой глаз и провалился в бездну сна и смерти, зато направил своё влажное и холодное око на землю Ночной Циклоп. На небе загорелись звёзды - светильники богов и духов. Вот пронеслась, горько и ужасно стеная, звезда, похожая на букву из демонского алфавита. На юго-востоке тоскливо и задумчиво завыл фарфоровый волк - скучно ему оберегать свою прекрасную хозяйку и сокровища её отца, старого и мудрого. Гневно хрюкая, звёздный вепрь терзал своими лучами-клыками слоноподобную звезду Астроганда. Бешено вращался зодиакальный круг. Хан попытался встать, но не смог, хотел закричать - не смог, не смог даже пошевелиться. Его лицо засветилось, заблестело, засияло от ужаса, но было уже поздно!!! Он весь почернел, испустил последний вздох и окаменел...  Наконец наступило утро. Из бездны ада вышвырнуло вновь, в который раз, Дневного Циклопа. Он расправил своё огромное тело, расправил широкие плечи и распахнул око-солнце, кроваво-красное от страшного гнева за то, что его только что держали в ненавистной бездне, полной мрака и засеянной полчищами кусачих сновидений-кровопийц. Разъярённый синий от злобы он мечет проходящих мимо людей и животных в небо, и они становятся полудемонами, полудухами и полубогами, пожирателями звёздного пота. А под землёй всё так же темно, но это где как: некоторые нижние сферы всегда очень светлы, но таких сфер значительно меньше, чем тёмных. Так вот, ещё ниже обители циклопов дня и ночи располагается живописная местность с кипящей рекой и со стеклянным лесом, населённым множеством удивительнейших существ. Кого там только нет!!! Громадные жёлтые колёса, ненавидящие всех птиц и рептилий, а питающиеся слезами безутешного прадеда свиного, розовые жабы (те, что произошли от Великой Навозной Мухи и духа жидкой грязи), змеи с прозрачными человеческими лицами (может быть, ничего удивительного в этих змеях и нет, но когда на них смотришь, очень удобно летать между восьмой и двадцать второй сферами Неба стихийных духов), а ещё там есть карликовые циклопы и некоторые из титанов Великого Болота, что в четвёртой сфере второго ада. И ещё там очень много редкого и полезного, так что, когда умрёте (если читая сию книгу, вы ещё живы), постарайтесь там побывать перед попаданием в рай или ад. Постепенно глаз дневного Циклопа светлеет, ибо гнев его всё уменьшается и уменьшается. Однако слушайте же о печали вещего осла.
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS