Гниющее золото

Утренняя тень  |  Блевотина судьбы  |  Гниющее золото  |  Путь к Эдему  |  Прогулка  |  Тирания бумажных истин  |  Лживые лица, подлинные маски  |  Неизбежный гость  |  Упущенное предназначение  |  Конфискация неба  |  Ослеплённые верой  |  Мастер искусства Иуды  |  Власть шутов, рабство королей  |  Тоска по полёту  |  Неизбежные пасти гиен  |  Прячась в трещине  |  Печаль, омытая лучами солнца  |  Гаруда и змеи. Притча  |  Сон Вишну. Притча  |  Плач по Ланке. Притча  |  Ожидание. Человек и Червь  |  Возвращённое предназначение  |  Бог богов  |  Неудачливый беглец  |  Дворец Богини  |  Беззаконие Закона  |  Случай в одной школе. Отнятая Птица  |  Без названия, понимающий да уяснит  |  Сеть для падающих звёзд  |  Человек  |  Две малосвязанные друг с другом зарисовки, написанные между ночью и утром  |  Немного слов о вынужденном поединке

В эту ночь небо было каким-то удивительно бледным и гладким, словно его затянуло
полупрозрачной плёнкой. Звёзд на нём не было и казалось, что сквозь его тонкую
кожу проглядывают слабые и неясные, но явные очертания лица, перекошенного и
замутнённого тягостными сновидениями, чья свинцовая безысходность намного
превышает силу воли того, кому принадлежит это лицо. Его глаза были тревожно и
напряжённо закрыты, но не зажмурены, и если бы они раскрылись, то Ужас, блещущий
в них, озарил бы сонную тушу земли холодным ядовитым светом. Быть может, именно
так и выглядело лицо умирающего бога, но бог умер и истлел задолго до своего
рождения и утратил своё лицо за множеством цветастых и чрезмерных масок, надетых
на него Невежеством, Старостью и Суеверием. Да и было ли у него когда-нибудь не
поддельное лицо?
В эту ночь я, словно пьяный или безумец, блуждал в тени
домов, зная, что должен встретить кого-то, но кого именно - я не знал. И вот, из
темноты, выглядывавшей сквозь проёмы между домами, вышел человек, высокий и
немного сутулый. Я, при первом же взгляде на него, понял, что он - один из тех,
кто рождается на свет с телом младенца и душой старика, но лицо его было молодым
и спокойным, как у покойника. Я подошёл к нему и хотел заговорить, но не находил
нужных слов.
- Да, я тот, кого ты ждал здесь и от кого надеялся получить
ответ - прервал молчание Незнакомец, глядя куда-то в сторону слепым,
безразличным взглядом.
- А с чего ты взял, что я ждал именно тебя?
- Потому что ты таков, каким я тебя и представлял: печаль и раздумья легли тенью
на твоё бледное лицо и чёрной краской немой тоски и терпкого ночного мрака
облили они твою одежду. Но ты ждёшь ответа на вопросы, на которые не было, нет и
не будет ответов. Я расскажу тебе о Первом и Последнем Золоте Человечества, и
тогда ты поймёшь, насколько бессмысленны и тщетны все твои вопросы.
- Что ж, рассказывай - ответил я, пытаясь отделить правду от лжи в его туманных и
запутанных речах. Меня смешила та торжественность, с которой он приступал к
своему рассказу. Вопросы, ответы! Да что такое для меня все эти «вечные вопросы,
мучившие человечество» в сравнении с самой ничтожной из тех бед, которые, словно
вечно голодные кровососущие мухи, вьются вокруг меня пёстрыми шумными тучами, не
давая забыть о своём существовании! Наверно, эти беды показались бы постороннему
наблюдателю чем-то мелочным, пошлым и слишком нелепым, чтобы быть смешным, но
именно они составляют и формируют жизнь, и, разумеется, они куда значительней, а
главное - реальней, чем проблемы какого-то мифического «человечества». Даже
величайший философ, споткнувшись и упав лицом в кучу дерьма, тут же растеряет
все свои великие и возвышенные мысли. Все «вопросы человечества» наткнутся на
кучу дерьма, как на непреодолимую преграду и обратятся во прах!
- Я понимаю, что тебе нет никого дела до Человечества, но не забывай, что оно состоит из
людей, подобных тебе, и что, в конечном итоге, ты и есть это Человечество -
болезненно улыбаясь, сказал Незнакомец. - Знай, что в начале времён люди начали
собирать Золото, ибо боги древности сказали, что когда Золота будет достаточно
много, люди, завладевшие им, сами станут как боги. Шло время, сменялись дни и
века, а люди продолжали добывать спасительное Золото и прятали его в Великой
Пещере, видя в нём ключ от вечно-запертых дверей. Они приносили друг друга в
жертву Золоту Вышнего Спасения и убивали себя во имя него. И ныне они продолжают
его собирать, но когда придёт время, они войдут в Пещеру, ожидая, что Золото
наконец-то сделает их богами и вместо сверкающих, прекрасных золотых гор увидят
груды зловонной гнили! И тогда те люди, что пришли за Золотом, упадут и
обратятся в клочья тлеющей плоти. А знаешь почему? Потому что никакого Золота
Человечества не было и быть не могло!
- Ты говоришь загадками и притчами, скажи яснее, - раздражённо прервал его я.
- Что может быть ясней и понятней,
чем это?!! Когда человек рождается, он подобен комку блевотины и трудно
поверить, что это верещащее убожество способно выжить. Впрочем, часто оно
всё-таки выживает. Будучи младенцем, человек способен лишь жрать и испражняться,
все его помыслы бессильны и никто не ведает о них. Потом, по прошествии времени,
в нём зарождается и крепнет разум. И тогда он лишается всякой свободы, ибо
узнаёт, что должен повиноваться чужой воле, которая всегда жестока и
несправедлива, потому что такова природа чужой воли. Вначале свою волю ему
навязывают родители или те, кто заменяет их, потом - сборище людей, именуемое
«обществом». Он живёт не по своим законам и не своим умом! Со временем в нём
просыпается половое влечение и тогда исчезает даже тень свободы. Его душа
становится грязной норой, в которой прячется трусливый и вечно голодный зверь.
Он теряет рассудок и унижается даже до того, что становится рабом женщин,
уступающих ему и в уме, и в силе! Но человеку мало и этого - чтобы окончательно
заковать себя в рабские цепи, он придумывает для себя суровых богов, неусыпно
следящих за каждым его шагом и каждой мыслью. Если ему и удаётся что-то обрести,
он неизбежно теряет это и, как вода сквозь пальцы, утекает минутное счастье,
сменяясь новыми напастями, которыми так богат этот мир, похожий на отражение
сумасшедшего в кривом и потрескавшемся зеркале. Проходят года, и человек
дряхлеет, покрываясь плесенью старости. Всё ниже склоняется он над бездонным
колодцем смерти, но тщетно ищет в нём своё отражение - лишь Небытие чернеет на
дне ужасного колодца. Он с презрением и злобой глядит на тех, кто ещё молод, и
они отвечают ему тем же презрением и той же злобой. И, падая в пропасть вечной
тьмы, он проклинает свою неудавшуюся жизнь. Ты, может быть, вспомнишь (и не без
зависти) о людях, которые имели много радостей в жизни и считали этот мир лучшим
из миров, но ведь нет счастья, которое не было бы куплено ценой чужого счастья
и, конечно же, не стоит упоминать, что в аду могут быть счастливы только черти.
Закон людского стада таков, что или ты жертва, или палач, и третьего не дано.
Воистину, Первое и Последнее Золото Человечества - самая обычная
гниль!
Странные и величественные речи Незнакомца, услышанные в тёмном
переулке моих размышлений, понравились мне, и я решил их записать. Долго сидел я
перед мёртвым и неподвижным лицом компьютера, вспоминая их и думая о множестве
значений, ловко укрытых за явным и неоспоримым. Временами я бросал беглый взгляд
на шкаф, стоявший рядом и скользивший громоздкой тенью по письменному столу. На
нём, как на пьедестале, стояла чугунная статуэтка, изображавшая полулежащую
собаку. Собака смотрела на противоположную стену слепым, безразличным взглядом,
и в этом взгляде мне слышался её тихий, протяжный вой, напоминавший песню железа
или голос того Незнакомца. И я подумал - зачем, для чего, для кого я всё это
пишу?!! Воистину, Первое и Последнее Золото Человечества - самая обычная
гниль!!!
КОНЕЦ

февраль 2007

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS