Тб

Дневниковая  |  "Все доставали и чморили..."  |  "Гелиос золотой..."  |  "Два шершня-разведчика..."  |  "Зимой я всегда..."  |  "Лошадь покрасили..."  |  "На моей первой..."  |  "Тридцатиметровая змея..."  |  Апатия  |  Гимнопедия  |  Жаркий будний день  |  Закат над троллейбусом  |  Зима  |  Зимний конец  |  Коньяк с шоколадом  |  Коридорное путешествие Коричневого Носорога  |  Космическая центрифуга  |  Космический полёт Свинса  |  Краденная весна  |  Критика  |  Курильщик  |  Миниатюры 13-09-00  |  Москва  |  Обеденный перерыв  |  Огни за окнами  |  Остров мёртвых  |  Пентхаус на Площади Революции  |  Писательские трудности  |  Под землёй  |  После болезни  |  Путевой дневник ЧУЧЕРЕЛЛЫ. 1957  |  Пушистиков  |  Синий конь  |  Снегодад  |  Сон осьминога (сборник)  |  Старый карандаш (13.09.00)  |  Тб  |  Чаща  |  Человек за столом  |  Чукча  |  Январь  |  Кружка Трегупа  |  Крок Северный  |  Черепаха и краб  |  Древние черепахи и голубые крабы  |  Для альта с оркестром  |  Новая страница  |  Глиняные свистульки  |  Сероводород  |  "Ёж шёл к горной гряде..."  |  Поросёнок в колючей шубке и замок  |  Фантом  |  Зарождение жизни  |  На волоске  |  Существование  |  Мартины лютые  |  Высокие потолки  |  Первый шаг  |  Прогулки у пруда  |  Арбузы и редис  |  Посреди говна  |  Пингвиньи сны  |  Мерная древность  |  Соборный ёж

Я на троллейбусе езжу чуть ли не каждый день или, по крайней мере, большинство дней в году. Утром я еду на нём от дома до метро, вечером – обратно. Это рутинные, утомляющие своим однообразием поездки. Случаются и более жизнерадостные путешествия, - например, домой от «Сокола»…

Впрочем, если настроение у тебя хорошее, поездкой на троллейбусе его не испортить. Да и помочь тебе, в случае чего, с твоим настроением троллейбус вряд ли сумеет. Скорее, поможет песня Окуджавы, но сама машина – вряд ли.

И бодрости по дороге не придаст, наоборот: растрясёт с самого утра, а потом в метро надо залезать, под землю, которая будет давить на твои веки следующие сорок минут.

А иногда ехать в троллейбусе совсем тяжело. Например, с похмелья. Тошнит, голова тяжеленная…

Но при этом троллейбус, по крайней мере, имеет множество преимуществ по сравнению с личным автомобилем. С того же самого похмелья на троллейбусе ехать да, тяжело, но ведь на автомобиле-то – и вовсе невозможно. С троллейбуса можно сойти на какой-нибудь остановке (лучше всего дотерпеть и доехать до метро, это всего каких-нибудь пять минут) – сойти и купить в киоске или в магазинчике пиво. И выпить баночку, и подумать, не надо ли купить ещё, в конце концов, всегда можно сказать начальнику, что приболел немного – голова, температура какая-то… Когда я, в самом-то деле, в последний раз пропускал работу? Виноват я разве, что никак не заболею по-настоящему?!

Так вот можно часикам к одиннадцати добраться и до пятой банки, когда тошноту и тяжесть в голове сменят лёгкость в теле и приподнятое, без видимой посторонним причины, настроение. И всё благодаря тому, что ты, справедливо побоявшись нарваться на полицейского гаишника с его нестерильной дыхательной трубкой, бросил свой авто дальше пылиться напротив соседнего дома и поехал на рогатой электрической машине (так ты называешь её начиная с четвёртой банки). И ты прекрасно понимаешь теперь, что троллейбус не только тебе, но и всем окружающим сделал этим утром хорошо. Твои коллеги, узнав о твоей болезни, помянут тебя незлым словом и целый день спокойно проработают, дыша чистым, без примеси перегара, воздухом. Твоему начальнику будет приятно лишний раз убедиться в твоей преданности работе: затемпературив, ты не стал брать больничный на неделю, а попросил всего один денёк – отлежаться и снова в бой! Ну, а гаишник, ещё не освоившийся со своим новым и ответственным положением настоящего полицейского, не будет лишний раз искушаем возможностью сорвать незаконный куш тысяч в двадцать… ну, тридцать, - больше-то ты дать не сможешь при всём желании… Вобщем, всем троллейбус сделал хорошо!

Ты с любовью смотришь на проезжающих мимо его собратьев, и в голове тихонько звучит песня Окуджавы «Последний троллейбус». Там герой тоже попал в тяжёлую ситуацию, да ещё среди ночи, и тоже троллейбус выручил… И не в первый раз, как видно из текста.

И обратно ты опять едешь на троллейбусе, а подъехавший первым автобус демонстративно игнорируешь, не говоря о надоедливых и наглых, как мухи, маршрутках, и теперь поездка доставляет тебе удовольствие.

Ещё не закончился август, а по троллейбусным стёклам бегут уже мутные струйки дождевой воды, и не хочется пить пиво у метро, а хочется зайти для этого в пиццерию. А там – дороже…

Теперь можно вспомнить, как весело ездить на сухих, прогретых солнцем троллейбусах и, в ожидании следующей весны, отважно вступить в очередной сезон.

А в последний день августа солнце светит изо всех оставшихся сил, и лето продолжается… А отпуск у людей уже закончился. А следующий теперь – следующим летом. То есть после дождливой осени нужно перенести полугодовую зиму, а потом ещё – холодную раннюю весну, отнимающую последние оставшиеся силы. И во время всего этого – работа, которую только с отчаяния, в минуты слабости и трусости, пытаешься считать кому-нибудь нужной.

Вот и идёшь в первый день на работу – пешком до метро, потому что «Единый» начинает действовать с завтрашнего дня и потому что пока ещё не противно идти по улице пешком, нет ни грязи, ни снежного месива, ни мороза. Идёшь наперегонки с троллейбусами, и они побеждают, потому что пробок пока нет, - они периодически начнут возникать здесь с осени, и наверняка чаще, чем в прошлом году.

Завтра я не увижу, как дети идут в школу после самых долгих каникул, я слишком рано еду на работу. Не придётся позлорадствовать. Они ведь вполне могут мне позавидовать.

Правда, они по ночам, перед сном, могут слышать заунывные крики троллейбусов… А может, ни черта они не могут теперь слышать, - я ведь не слышу, хотя не глухой пока!.. Голос города мог сильно измениться со времени моего детства. Облик ведь его изменился.

Вообще, троллейбусная сеть Москвы – самая большая в мире. Более ста маршрутов, по которым ездят более полутора тысяч троллейбусов. Некоторые жители Москвы и Подмосковья полагают даже, что троллейбусы – исключительно столичный вид транспорта.

Но маленький троллейбус, маленький говорящий троллейбус, о котором я, собственно говоря, и собирался писать, вряд ли ездит по Москве. Сложно представить себе маленький говорящий троллейбус на этих вот московских улицах. Даже в праздник, даже в День города, он воспринимался бы как чужеродный объект – единственный со флажками над крышей, потому что большие серьёзные троллейбусы, кажется, отказались от этого украшения.

Нет, он живёт, скорее всего, в маленьком провинциальном городке, и уж точно не российском. Возит детей и взрослых по всему этому своему крошечному городку и иногда выезжает за его пределы, ведь он не просто троллейбус, а дуобус. Дуобусик.

И придумывать приключения говорящего дуобусика наверняка будет не уставший москвич в своей фамильной двухкомнатной квартире, между мытьём посуды и купанием ребёнка, а кто-то такой же, как те, кто придумал весёлых паровозиков из Чаггингтона, самолётика Джеймса (или как его…), говорящих автобусов и прочих забавных персонажей… Представьте-ка, что кого-нибудь из них занесло в Москву. Какие здесь у него будут приключения? Никаких, мультик кончится.

А сделать мультик или книжку про московский троллейбус… Для этого недостаточно на них ездить и терпеть этот город. Нужно хотя бы слышать перед сном их заунывные крики.

Август – сентябрь 2011

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS