Глиняные свистульки

Дневниковая  |  "Все доставали и чморили..."  |  "Гелиос золотой..."  |  "Два шершня-разведчика..."  |  "Зимой я всегда..."  |  "Лошадь покрасили..."  |  "На моей первой..."  |  "Тридцатиметровая змея..."  |  Апатия  |  Гимнопедия  |  Жаркий будний день  |  Закат над троллейбусом  |  Зима  |  Зимний конец  |  Коньяк с шоколадом  |  Коридорное путешествие Коричневого Носорога  |  Космическая центрифуга  |  Космический полёт Свинса  |  Краденная весна  |  Критика  |  Курильщик  |  Миниатюры 13-09-00  |  Москва  |  Обеденный перерыв  |  Огни за окнами  |  Остров мёртвых  |  Пентхаус на Площади Революции  |  Писательские трудности  |  Под землёй  |  После болезни  |  Путевой дневник ЧУЧЕРЕЛЛЫ. 1957  |  Пушистиков  |  Синий конь  |  Снегодад  |  Сон осьминога (сборник)  |  Старый карандаш (13.09.00)  |  Тб  |  Чаща  |  Человек за столом  |  Чукча  |  Январь  |  Кружка Трегупа  |  Крок Северный  |  Черепаха и краб  |  Древние черепахи и голубые крабы  |  Для альта с оркестром  |  Новая страница  |  Глиняные свистульки  |  Сероводород  |  "Ёж шёл к горной гряде..."  |  Поросёнок в колючей шубке и замок  |  Фантом  |  Зарождение жизни  |  На волоске  |  Существование  |  Мартины лютые  |  Высокие потолки  |  Первый шаг  |  Прогулки у пруда  |  Арбузы и редис  |  Посреди говна  |  Пингвиньи сны  |  Мерная древность  |  Соборный ёж
Хозяину задали рассказать о каком-нибудь предмете культуры, созданном из природного материала. Вот и решил он, посоветовавшись, рассказать о глиняной свистульке.
Глиняные свистульки в нашей местности заметно оживились при этом известии. Раньше их и не видно было, а теперь - вот они: дракончик, поросёнок и котик-коток.
Поросёнок рисует длинными карандашами и шариковыми ручками котика-котка.
Но как скучно рассказывать о глиняных свистульках, которые рисуют друг друга. Они же и рисуют-то плохо, а при этом не пьют - ни-ни... вообще не безобразят. И стояли бы себе безжизненно по ту сторону затемнённого стекла, но какие-то внешние течения и влияния вмешались в тихую жизнь местности, взбаламутили её, оторвали хозяина от планшета и вытащили на свет божий глиняных существ, некоторые из которых давно потеряли способность свистеть и только пришепётывают да разговаривают друг с другом и с нами.
Скоро со слов хозяина о них узнают во внешнем мире и ещё скорее забудут о них. И тогда снова растворятся они в безвестности за дымчатым стеклом, и уже навеки. Аркаим восседает за этим стеклом.

И забыли. И о них, и об их трогательных каракульках. Только аркаим помнит. Он потому и молчит всё время, что всё запоминает, ничего не расплёскивает.
Он смотрит, как за стенами комнаты начинается осень, и ветер за один день превращает прекрасный кленовый наряд в курчавое и невзрачное, что уже не жалко. Он ни о чём не думает сам, он только запоминает смиренные кленовые мысли о зиме.
А затем он видит, как в комнату вплывает великолепный синий кит, - в тёмно-синей воде проступает его силуэт. И влетают гигантские стрекозы с короткими крыльями и огромными глазами. А на глубине, под китом, проплывает в густой синеве ярко-красная рыба. Такое и я запоминаю, не то что аркаим.

сентябрь 2014
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS