Командировки

Обратная сторона закладки.

 

Рубай

У бога в кармане – четыре рубля.

Убога и скучна погибель моя.

В канаву с дороги тихонько сползаю,

Убогих вперёд пропуская себя.

04.10.10

 

Крокодилы, уплывшие по реке

Крокодил Полежай!

Он в Сибири живёт.

Держит в страхе

Своих он вассалов.

Но другой крокодил –

Хитрый Автозавод –

Изготовил

Смертельное жало…

Наблюдает Селят.

Его бритва опять готова

Отправить кого-то в ад!

04.10.10

 

 

05 октября 2010. Бердск.

 

Второй вечер в этом гостиничном номере. Только что обнаружил на стене однопрограммный радиоприёмник, но он по своей одной программе ничего не передаёт.

Утром снова поехали в Академгородок, постояли немного в «пробке» на федеральной трассе. Трасса эта – по две полосы в каждую сторону, и вторые полосы сделали совсем недавно. Вообще, качество здешних дорог – вполне провинциальное, можно сравнить, например, с тем же Серпуховом.

Из Академгородка мы с Артёмом – будущим сотрудником новосибирского представительства – отправились по двум адресам собственно в Новосибирск. Вчерашнее моё впечатление от этого города только укрепилось: город – промышленный, с дымящими трубами и домами для рабочих. Мы, правда, до центрального района так и не добрались. Только издали, когда ехали по мосту, я видел храм Александра Невского на противоположном берегу.

Пообедали в столовой «Новосибхимфарма», который располагается в отдельном сером многоэтажном здании советского типа.

На обратном пути в офис заехали в кардиологическую клинику – единственную в Зауралье, где делают такого рода операции на сердце. Она выглядит вполне ничего, там даже есть отдельный лабораторный корпус (куда мы, разумеется, и устремились). Клиника находится напротив «музея паровозов», который я лучше рассмотрел во время вчерашней поездки из аэропорта: музей, кажется, большой, там много старых паровозов/ тепловозов, машин и другой техники.

Потом Артём отвёз меня на берег «моря» - Обского водохранилища. Оно вытянуто на десять километров и дальнего берега фактически не видно. Там песчаные пляжи с развлечениями, куда летом съезжаются из Академгородка. Я узнал, что вода там чистая, - промышленные стоки Новосибирска выбрасываются в Обь дальше. Однако, вся рыба там страдает глистами – неизвестно от чего… Вобщем, вид был довольно красивый, и мне было жаль, что фотоаппарат я забыл в номере.

В Академгородке мы проехали по улице Ильича, которую перекрывают во время праздников, и по институтской улице. В городке, помимо гос. университета, наверно, ещё штук двадцать институтов. Раньше здесь жили практически одни институтские сотрудники, но теперь появилось местное элитное жильё: место выгодное, поскольку, с одной стороны, городок находится в черте Новосибирска (Советский район), а, с другой стороны, - утопает в лесу, природа кругом… Мы с Артёмом специально прошли по тропинке с беличьими кормушками и в конце её действительно встретили белку и смотрели, как она что-то нашла и ест. Дятла тоже видели. Вобщем, похоже на Серебряный бор, - только прудов с утками нет…

Сижу на берегу сутками –

Смотрю на пруд с утками.

А как-то раз Артём даже горностая здесь видел. А жена у него – учительница в гимназии, и сегодня их в гимназии с чем-то поздравляли и начальник птицефабрики с поздравлениями прислал им по шесть яиц. Это навело Артёма на мысли о былых годах, когда на работе им выдавали зарплату маслом и другими продуктами. Мы побывали в Новосибирском институте органической химии, и я увидел, что лабиринты там – запутаннее, чем в московском.

Вернувшись в гостиницу, я взял фотоаппарат и вышел в Бердск.

Первым делом я посетил расположенную в двух шагах от здания гостиницы «Галерею современного искусства». Там всего один зал, но выставка мне понравилась: интересные работы трёх – четырёх местных современных художников. Больше всего, пожалуй, понравилась картина «Тишина» - с деревней; может быть, своеобразная противоположность «Уединению в заснеженной долине».

Кроме того, там продавались довольно милые сувениры, из которых я выбрал мягкого кота ручной работы, а продавщица, которая тоже была довольно мила, посоветовала добавить к нему глиняный колокольчик с изображением бердской церкви, которую я до сих пор не видел. Продавщица (может быть, хозяйка галереи) выразила сожаление, что я не увижу интересную выставку, которая откроется у них в субботу. Увы.

Потом я погулял немного по Бердску, но ничего сверхинтересного пока не обнаружил. Центральный рынок, магазины, хлебозавод советского типа; трубы, дороги, рельсы.

 

 

 

06.10.10. Новосибирск, Академгородок.

 

У нашего стенда в Доме учёных, на девятнадцатой черняевской конференции. Ловлю в сети редких проходящих мимо научников. На столе передо мной бессмысленным грузом лежат разноцветные каталоги, - берут только CD, фирменные ручки да шоколадки. Спокойно и тихо здесь, холл украшен разными растеньями.

Сегодня снова ездил в центральный Новосибирск, к лакокрасочникам. В этот раз фотоаппарат не забыл и поснимал немного из машины. Вобщем-то, в центре там вполне цивилизованно – те же супермаркеты, кинотеатры, японские рестораны. Нет, конечно, и в помине екатеринбургского размаха, сравнить можно скорее с Уфой…

 

Бердск.

 

Академгородок похож на Пущино обилием институтов и деревьев, но он крупнее и от этого не такой милый.

Кстати говоря, сейчас стоит погода, которая способна сделать всё вокруг красивее, чем обычно, - совсем нет дождя и, соответственно, повсеместной грязи, которая так запомнилась мне в Уфе. Листва пожелтела, но ещё не начала опадать, и жёлтые лиственные деревья эффектно контрастируют с вечнозелёными.

А сегодня ночью здесь были первые заморозки, - водитель Олег рассказал, что видел замёрзшую лужу, когда ехал ко мне утром.

По-прежнему вижу Новосибирск скучным и серым. Бердск – такой же скучный и серый, только ещё и маленький. Академгородок выделяется на их фоне интеллигентностью. Проехал там сегодня мимо памятника Лаврентьеву, - кажется, неплохого.

 

 

07.10.10. Бердск.

 

Сегодня вечером меня прогуляли по Академгородку. При ближайшем рассмотрении он довольно милый – чистенький, с аккуратными прямоугольными домами, раскрашенными в разные цвета.

Видел вблизи кучу институтов, Новосибирский ГУ. Видел памятник Лаврентьеву, а вот его дом мы так и не нашли. Зато прошли мимо многих других домиков академиков и докторов наук. Вот там действительно красиво, и на их участках нет никаких огородов, - только берёзы, сосны да ели, скамеечки деревянные стоят. Жить можно. Там в одном коттедже – музей истории СО РАН, только он уже не работал.

Двухкомнатная квартира в элитном райончике Академгородка стоит миллионов пять, а в обычных местах, подальше от природы, - миллиона два – три.

До бердской гостиницы добрался на такси. Заплатил двести рублей (цена стандартная). Шёл дождь, и температура воздуха была плюс два градуса.

 

 

08.10.10. А/п «Толмачёво» - а/п «Домодедово».

 

В самолёте. Мы уже отстали от заката, и в иллюминаторе совсем темно. В этот последний день я чуть было не доехал до центра Новосибирска: ехали к нему по Красному проспекту. Но у нас впереди была последняя деловая встреча (разумеется, в пром. зоне, в районе Станционной улицы), а в городе были обычные «пробки», так что пришлось свернуть на улицу Фрунзе. Однако, сегодня я успел понять, что Новосибирск, может быть, и не хуже Екатеринбурга. И пожалел, что не доехал до центра.

Зато посмотрел единственное, наверно, фармацевтическое производство в этом регионе, работающее в соответствии со стандартами GMP, - новосибирский «Аболмед» на Дукача, 4. Устрашающая система охраны с фотографированием для разового пропуска, ослепительной чистоты коридоры, видеокамеры в каждом углу.

До аэропорта доехали быстро, и я успел съесть сосиску и пирог с яблоками и клюквой, плюс большая чашка капучино. В отличие от домодедовского аэропорта, в «Толмачёво» при входе приходится выкладывать металлические предметы для просвечивания. Да и во время досмотра человека ощупывают вручную, - мужчина или женщина, в зависимости от половой принадлежности пассажира.

 

Вообще же, аэропорт вполне современный и от московских отличается разве что размером. Это логично, ведь Новосибирск – третий город России по численности населения.

Больше всего жалко было не посмотреть вблизи собор Александра Невского. Он необычный – и по архитектуре, и по цвету, и нравился мне издали и на фотографиях. Он создаёт впечатление глубокой древности, несмотря на то, что построен совсем недавно. Часовня же Святого и Чудотворного Николая гораздо меньше волнует моё воображение.

 

Последний перерыв был вызван ужином на борту. Мы, тем временем, перелетели, наверно, уже через Урал…

Итак, итог моей поездки в Сибирь весьма неутешителен. Честная активная работа на ниве впаривания людям лабораторной расходки, даже при условии сохранения трезвого состояния на протяжении всей командировки, занимает почти всё свободное время и лишает возможности посмотреть самое интересное. На будущее: надо, по крайней мере, брать номер в нормальной гостинице, а не в пригороде.

Теперь – что можно сказать о новосибирцах? Прежде всего, среди них часто встречаются выходцы из соседнего Казахстана. Как, например, наша представительница Света и её брат Олег, который возил нас на своей праворульной тайоте.  Оба – люди незлонамеренные, но пустые и утомительные, хотя то и другое – в меру.

За окном сейчас совершенно безоблачно, и внизу видны огни каких-то населённых пунктов.

…А эта самая Света два года страдала образованием в крови тромбов, в связи с чем попала в реанимацию, где могла только считать трещины на потолке и больше ничего. И только это обстоятельство заставило её в середине жизни задуматься, а стоит ли пытаться оставить после себя что-нибудь, кроме денег? До этого, видите ли, она полагала, что именно в деньгах и заключён каким-то образом смысл существования. Я хотел спросить, что она собирается оставить после себя теперь, получив такой ценный духовный опыт. Но не спросил. В конце концов, у неё сын есть, и она только что отмазала его от армейской службы.

…Огни – это, конечно, красиво, но интереснее всё-таки летать в светлое время суток. Тогда, даже если земли не видно, можно любоваться облачными пейзажами.

…Однако, закончим с сибиряками. Любимые слова Светы – «ржач», «ржачный», но мне хочется думать, что это она привезла с родины. Что действительно сибирское – это слово «маленько». И всё. Сибирский характер – миф, как и сибирское здоровье. Обыкновенные горожане, как и везде, - суетные и мелкие.

 

 

А/п «Домодедово».

 

Электрические огни на чёрной земле – как будто космические станции. Очаги цивилизации. Разноцветные, яркие, красивые. Только огни, и никакой грязи. И надежда поднимает голову и смотрит тебе прямо в глаза.

 

 

 

 

 

 

19 января 2011 г. Н. Новгород.

 

В гостинице. Но писать некогда, - сейчас за мной заедут.

 

События развиваются стремительно. Я уже побывал в нижегородском филиале «Микрогена», поговорил с закупщиками и теперь сижу в пироговой «Штолле» напротив кремля, а ещё нет и одиннадцати дня. Я уже проехался и прошёлся по центральной части города, и город уже успел очень мне понравиться. Плюс вид, открывающийся от моей гостиницы на Оку.

 

Я снова в гостинице. Нет ещё и трёх часов дня, а я осмотрел уже кремль, побывал в Дмитровской башне, где находится музей истории Нижнего Новгорода, и в Рождественской церкви. Прошёл по набережной Оки… Два раза упал, потому что везде скользко и ботинки у меня скользкие.

Вобщем, всё было бы просто восхитительно, если бы опять, как в прошлый раз в Казани, в декабре, у меня не отказал этот подлый фотоаппарат. В этот раз я успел сделать всего несколько снимков. Видимо, его хилая внутренность не переносит понижения температуры воздуха до минус пятнадцати – двадцати градусов. В этот раз он меня очень расстроил. Неужели так и не заработает снова?

Полтора месяца назад в Казани я был совсем не в форме, так что даже не делал путевых заметок, поэтому и фотоаппарат был для меня скорее обузой, нежели помощником. А сегодня, будь моя воля, я отснял бы уже не менее сотни кадров и пошёл бы потом фотографировать дальше.

В Казани я потерял большую часть времени. Чудо, что я успел-таки посмотреть кремль, который того стоит, и пройтись по пешеходной улице… Не помню уже, как она называется. Хорошо, что привёз оттуда несколько наборов открыток для своей коллекции.

Что ж, в Казань я ехал, главным образом, за отдыхом, хотя при этом поездили мы там с Леной Мифтаховой по потенциальным клиентам немало (и в Марий Эл были, и до Нижнекамска добрались). Здесь работа займёт у меня, полагаю, значительно меньшую часть времени. И кто осмелится сказать мне, что это неправильно?

Итак, я ехал всю ночь на «Нижегородце» и прибыл на Московский вокзал в начале восьмого утра. Как раз было минус двадцать. С трудом нашёл я остановку нужных автобусов, дождался одного из них и поехал, поехал, наконец-то (уж очень холодно было, кроме шуток). Я знал, что моя остановка – сразу за Канавинским мостом, но стёкла автобуса были непроницаемы для взгляда, и приходилось обращаться за помощью к другим пассажирам. Они помогли, и вскоре я вышел. И понял, что автобус-то был не совсем нужным, - у него маршрут слегка изменился, и он привёз меня на улицу Гоголя, кажется.

Так началось моё странствие по Нижнему Новгороду. Я шёл от прохожего к прохожему, и все они – удивительно! – знали гостиницу «Нижегородскую» и направляли меня. Я долго шёл по Ильинской улице с красивыми старыми домами. По дороге мне попалась церковь, и она, кажется, была последним, что удалось мне сфотографировать своим убогим фотоаппаратом. Потом я пошёл по уже не такой красивой Нижегородской, свернул на Заломова и вышел на берег Оки. Здесь я, конечно, остановился бы, зачарованный открывшимся видом, если бы не было так холодно.

Гостиница «Нижегородская» как раз и стоит на берегу Оки, над обрывом, и вид оттуда – действительно чудный. Под обрывом – храм Алексия, справа – Канавинский мост, слегка только изуродованный миллионом рекламных плакатов «Раффайзен-банка», на другом берегу – низинная часть города, - справа – храм, прямо – спальные районы с многоэтажками, левее – трубы промышленных зон.

Я и сейчас могу видеть всё это из окна номера. Если дурацкий прибор отогреется и придёт в себя, обязательно сфотографирую – хотя бы вид из моего номера.

В гостинице я созвонился с «Микрогеном» - с Константиновым. Через пятнадцать минут он заехал за мной на волге с водилой, и мы поехали на предприятие. Главная площадка расположена у них совсем близко – на Грузинской улице. Я посидел в их переполненной снабженческой каморке. Перетёрли обо всякой этой рабочей херне… Потом стало веселее: я пил чай со вкуснейшими конфетами с разной начинкой, и разговаривали о том, что стоит посмотреть в Нижнем, кроме кремля, и о поездах.

Однако, я помнил рассказы Кирилла о том, как он бухал с Константиновым во время своих командировок, и ждал большего от этого человека. И дождался. В конце концов, он выяснил, что я уезжаю в ночь на субботу, и предложил пересечься ещё раз – в пятницу, они как раз заканчивают в четыре. Мы будем у него дома, и будет коньяк!.. Только не надо думать, пожалуйста, что это для меня развлечение! Это, может быть, самая главная и ответственная часть командировки, - ведь только там, у него дома, я смогу подобрать те нужные слова, которые заставят его отнестись к «Химмеду» более благосклонно, там, а не при скоплении десятка его коллег. В наших кругах бизнес-интеллигенции это называется «поработать печенью». Помня, к несчастью, что в субботу во второй половине дня я должен быть за рулём.

В приподнятом настроении оставил я территорию «Микрогена» и двинулся к кремлю. А дома там – ещё красивее, чем на Ильинской. К кремлю я вышел по местной пешеходной улице – Покровской.

Возле кремля перекусил в пироговой «Штолле» и вошёл внутрь.

Там я первым делом осмотрел экспозицию техники местного производства – пушки, бронеавтомобиль, «катюша» и пр. Потом поднялся в Дмитровскую башню. Посмотрел местный музей, и понравился он мне очень, - потому, вероятно, что давно я не был в музеях. Прошёлся по сувенирным лавкам, купил пару прикольных магнитиков и три набора открыток. Вышел с противоположной стороны, где кремль спускается к берегу (он ведь на большой высоте относительно реки).

Отправился заселяться в гостиницу.

По дороге зашёл в Рождественскую церковь. Очень красиво, - может быть, оттого, что давно не был внутри церкви. Особенно красиво, когда через арку входишь в алтарное помещение, - в смысле, к алтарю выходишь. И ещё там стоит ящик, и под стеклом – много шкатулок, на крышечках которых указано, что там лежит кусочек гроба такого-то святого или кусочек мантии – такого-то.

К гостинице я в этот раз вышел со стороны набережной и оценил крутизну ведущей к ней лестницы, о которой предупреждал меня по телефону Константинов.

И вот я сижу за столом в уютном своём номере, пишу при свете настольной лампы и смотрю, как на противоположном берегу зажигаются фонари.

Пока что вся моя рабочая программа – завтрашний визит в «Нижфарм» к двум часам, а в пятницу – в «Химреактив» утром, к Константинову домой – потом. Он же и проводит меня на вокзал.

Не знаю, пойду ли ещё на улицу сегодня. Наверно, там ещё сильнее похолодало. А телевизор здесь ловит несколько десятков каналов, в том числе – «History». Пока устраивался в номере, смотрел по нему передачу о чуме 1348 года в Европе… Есть здесь, разумеется, и кафе на первом этаже, и кофе с сахаром и сливками, включённые в стоимость номера.

Может быть, немного прохладно, но нам на это смотреть нечего, - ведь не холодно же.

Жаль лишь, что я опять не взял с собой какое-нибудь существо, например, Свинса с Зелёным Слоником… Впрочем, лучше – одну Свинс… Было бы занятно поговорить с ней сейчас.

…Я уже более – менее изучил купленную в сувенирной лавке карту города. Теперь надо проверить фотоаппарат. Если он заработал, я, вероятно, всё же покину ненадолго гостиницу… Впрочем, в любом случае нужно её покинуть, чтобы использовать то редкое обстоятельство, что завтра я могу встать когда угодно. Позвонив предварительно в «Диагностические системы» - для очистки совести.

 

 

20.01.11.

 

Вчера успел осмотреть церковь Успения богоматери и домик некоего нижегородского купца. Ночной вид на реку и противоположный берег. Два моста через глубокие – преглубокие овраги. Пивной бар рядом с гостиницей оказался закрыт. Пришлось обедать в местной отстойненькой столовой-кафе.

Сегодня, помимо «Нижфарма», договорился-таки о встрече с «Диагностическими системами», они недалеко друг от друга.

До встречи в «Нижфарме» времени остаётся порядочно, так что пойду туда, наверно, пешком. В случае необходимости всегда можно взять такси.

Кроме фотоаппарата, меня удручает ещё одно обстоятельство: как и в Казани, мне опять до сих пор не перевели на карточку командировочные, хотя в этот раз я предупредил и директора, и бухгалтерию. Не знаю, что им нужно ещё, - придётся звонить…

 

С «Химмедом» разобрался, порешал кое-какие дела по второй работе.

Сходил пешком в «Нижфарм» и «Диагностические системы», посмотрел другой Нижний Новгород – так засыпанный снегом, что по многим улицам приходится идти по проезжей части. Малоэтажные строения, покосившиеся деревянные домики. На самом деле, самое веселье здесь начнётся тогда, когда весь этот снег начнёт таять.

А сейчас – красиво. Сухо и солнечно. К двадцатиградусному морозу я почти привык, - сегодня полдня провёл на улице. В обоих местах я побывал не зря. Получил интересную информацию; не знаю, правда, интересна ли она моему руководству.

Из «Диагностических систем» я пешком же отправился в центр – к кремлю. Там пообедал в моей любимой пироговой… Да, а по дороге я видел мечеть, только близко не подходил, - времени не было.

В Художественный музей в кремле я опоздал, касса закрылась за несколько минут до моего прихода. Зато купил недостающие сувениры – нижегородскую матрёшку для сына и Паутиныча для жены: его нужно повесить в укромном месте жилища, где он своими четырьмя паучьими ножками будет плести липкую паутину, в которую будут ловиться деньги. Что делать с этими деньгами, жена сама разберётся. Философский же смысл матрёшки должен быть понятен, думается, и ребёнку. То есть берём, например, какого-нибудь интеллигентика и соскабливаем с него весь его внешний лоск. Получается нормальный простой парень – неглупый, но и без заёбов. Скоблим дальше и получаем туповатого гопника со средним образованием, твёрдо убеждённого, что в несчастиях его народа виноваты если и не евреи, то уж точно черножопые. Убираем ещё один покров цивилизации – и перед нами предстаёт животное из отряда приматов, руководствующееся, в основном, своими инстинктами и полагающееся, прежде всего, на свою физическую силу. Казалось бы, вполне можно остановиться и на этом, но тем-то и понравилась мне нижегородская матрёшка, что она позволяет сорвать ещё один покров – в нашем случае, последний покров с живого, после чего мы обнаруживаем живую тварь, хотящую только жрать и ебаться и не умеющую ничего более. Такой, к чрезвычайному нашему удивлению, оказывается сущность образованного и интеллигентного человека! – просто чуть больше оболочек, и вся разница. Разумеется, чем раньше ребёнок поймёт эту истину, тем быстрее он сможет избрать верный жизненный путь, главное – чтобы он отнёсся к матрёшке так же серьёзно, как я, а не предпочёл ей машинки с инерционными двигателями или динозавров… Или, что ещё опаснее, - ёжиков, которые, как никто другой, могут отвлекать внимание человека от основополагающих истин.

Итак, с сувенирами я покончил. И отправился потихоньку к гостинице – только теперь по Большой Покровской (пешеходной улице) и в этот раз прошёл её всю. Потом зашёл на «Выставку живых тропических бабочек», где молодой человек очень старательно и трогательно провёл меня по их двум комнатам, с подробной лекцией и демонстрацией искусственной кормёшки: дело в том, что рождённые в неволе бабочки ленятся, и приходится насильно сажать их на эту половинку яблока, где вырезаны специальные канавки, в которые и наливают воду для питания этих капризнейших насекомых. В этот раз живых бабочек было пять, - они заказывают их уже в куколках. Продают они как мёртвых, так и живых (от тысячи рублей до двух с половиной), причём, по его словам, в квартире они могут прожить значительно дольше, чем на выставке, где их достают посетители – особенно по выходным.

Вернулся я в отель, заказал завтра на девять утра такси (а то я замучаюсь искать эту Кузбасскую улицу – на том берегу, в пром. зоне) и хотел спуститься осмотреть храм Алексия, но на подходе к нему мой личный мобильник стал разряжаться! А PIN-код я даже приблизительно не помню. Пробежав мимо храма, я – как мог быстро – вскарабкался вверх по той самой крутой высочайшей лестнице, сбил себе дыхание, но успел: телефон работает и мирно заряжается на столике возле меня, рядом с рабочим, который тоже заряжается… Вот сколько сегодня я разговаривал по ним и писал всякую всячину в виде эсэмэсок!

 

Как обычно, не обошлось и без этого… Только что обнаружил, что вместе с ручкой забыл в «Диагностических системах» свой вспомогательный блокнот. Ну, это допустимые потери, так что я за ним туда завтра точно не потащусь. Может, почитает, найдёт там пару остроумных записей, если я там таковые делал, не помню сейчас. Правда, как раз сегодня я хотел вырвать листок из этого блокнота, чтобы порисовать на нём и, может быть, написать стихотворение… Увы.

Зато я сейчас попробую другое: поскольку фотоаппарат так и не заработал, я пофотографирую телефоном! Жена-умница идею сегодня подала. Если получится, продолжу завтра. И пусть разряжается к чертям!

Завтра с утра я на такси отправлюсь в «Химреактив» - на Кузбасскую. Освобожусь – позвоню Константинову, договоримся о встрече. Может быть, до неё я успею всё-таки посетить «Художественный музей» в кремле… И завтра, очень может быть, на заметки у меня времени не будет.

 

А может быть, телефоном-то фотографировать – не многим хуже! Удивительно, что эта простая мысль не пришла мне в голову немедленно… Другое дело, что в моих телефонах нет карты памяти, и неизвестно, сколько кадров я могу отснять. Завтра посмотрим, на что они способны.

 

Теперь осталось сходить вниз поужинать, посмотреть немного «Viasat History”, почитать дешку про историю Нижнего Новгорода (успел скачать за день до отъезда на электронную книжку) и не очень поздно лечь спать.

Сегодня, благодаря разряжавшемуся телефону, я обнаружил, что мои щёки тоже способны ещё розоветь после гулянья.

А прямо сейчас я должен ещё испробовать второй телефон на предмет фотографирования.

 

 

 

 

21.01.11.

 

Еду в такси. Трясёт, не могу писать…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

15 февраля 2011 г. Курск

 

Приехал рано утром, на «Соловье». От вокзала доехал на автобусе до центра. Прошёлся по улице Ленина, чуть не замёрз, пока не нашёл эту «Жар-птицу». Здесь всё было бы совсем неплохо, если бы не радиостанция с мерзотными утренними ди-джеями.

Я буду здесь всего один день, ночью на «Соловье» же уеду обратно. А посетить мне здесь предстоит только одно предприятие – «Фармстандарт-Лексредства».

Впрочем, смотреть здесь, кажется, особенно не на что. И, как обычно, - сильный мороз, около минус пятнадцати. Правда, фотоаппарат пока не отказал.

…Пожалуй, в оставшееся время надо ещё выпить чашечку кофе.

А мерзотные ди-джеи – с местной «Европы-плюс».

Больше всего же будет нужен мне кофе завтра, ибо завтра я сразу, с поезда, еду в Химки – в «Фармзащиту», встречаться с зам. директора по производству.

 

Итак, кофе. Девять часов, и ди-джеи обещают ещё целый час безудержного веселья.

Самая холодная ночь ожидается в Курске с шестнадцатого на семнадцатое. До минус тридцати. Впрочем, и сейчас погода аномально холодная. Водку надо пить в такую погоду перцовую. Разве кофе поможет?

Солнце на улице, небо совсем ясное. Но нет в Курске такого человека, как нижегородский закупщик Владимир Георгиевич Константинов, который после встречи на производстве отвёл бы меня в какое-нибудь приятное место и напоил бы приличным коньяком, а потом проводил бы до вагона. Да при этом о Достоевском бы рассуждал… Либо просто не знаю я в Курске такого человека. Не нравится мне моё состояние. Напрасно я на вокзале выпил большую банку «Адреналина». Любопытно, на самом деле, в каком виде буду я завтра в Химках. И потом – в офисе…

Сейчас я позвоню в «Лексредства» и спрошу, как до них добраться на общественном транспорте.

Что курская запись моя получается мутной, я понимаю, но исправить ничего пока не могу. Мне становится скучно. Образовавшуюся пустоту заполняют обезьяньи ужимки местных утренних ди-джеев.

Попутчица говорила мне, что здесь работает планетарий. Сходить, что ли? Может, фармстандартовцы что-нибудь посоветуют?

Третья морозная командировка… Тем временем, кофе оказал на меня благоприятное воздействие, и состояние моё улучшилось.

 

Вот это фотоаппарат! Другое дело.

Я прошёл до конца Ленинскую улицу, посмотрел местную Красную площадь, зашёл в храм Знаменского монастыря и посетил краеведческий музей.

А в «Фармстандарте» ничего интересного не было, - дерёвня, все серьёзные вопросы нужно решать через центр.

Сижу в очередной «Жар-птице» на Ленина. Та же радиостанция и, кажется, те же самые ди-джеи. Больше сюда не пойду, разве что в туалет.

Нагулялся я и уже приехал на вокзал, хотя ещё только полседьмого. Всё купил, остался только магнитик на холодильник…

 

 

16.02.11. Москва

 

На Курском вокзале. Позавтракал и готов устремиться в Химки. Есть, конечно, искушение не заезжать потом в офис, но уж очень много дел там осталось… Хотя есть ещё вариант: вчера звонил Миделашвили, хочет встретиться по рабочему вопросу. Можно к ним заехать.

И неизвестно пока, сегодня или завтра я встречаюсь с Тихобаевым.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

01.03.2011. Москва

 

Сел в поезд. Еду в Томск. На аэроэкспрессе. Еду в первый раз впритык. Н особо не волнуюсь, потому что достаточно пьян.

Когда будут спрашивать билеты, нужно попроситься в сортир.

Хуйня, и так сходил – в тамбуре. Мне бы теперь, при моём благодушном настроении, не попасть в … [неразборчиво].

 

А вот я и в самолёте!Успел, как всегда и везде. Звоню Емельянову… Эх! хорошо поговорили!

Однако, сколько же пиплев летит в Томск! А я-то надеялся, что буду один…

 

 

02.03.11. Томская обл.

 

Подлетаем. Успел даже поспать час – полтора.

В аэропорту меня будет встречать фармстандартовский водитель, и для него, наверно, это не самое интересное в жизни приключение. Но что мне до того?

…Мы, пока я писал, приземлились, и никогда ещё меня при посадке так не встряхивало. Будто кукурузник какой, честное слово!..

За бортом – снег, темно и не видно весны.

 

Томск

 

Узбекское кафе. Третья чашка кофе «три в одном». Уже почти восемь по местному, но я здесь по-прежнему единственный посетитель. А это, на секундочку, - центральная улица города.

Мы ехали сюда, когда светало, и по дороге я видел большие хвойные деревья, которые, наверно, - кедры. Весны действительно нет, утром – минус семнадцать.

…Четвёртая чашка, и после неё я отправлюсь на площадь Ленина, фотографировать Ильича и прочие достопримечательности.

И мне нельзя останавливаться, потому что я очень мало спал в последнее время.

В двенадцать – гостиница, потом – НИОСТ и, может, ещё кто-нибудь…

В общем, обычная никчёмная провинциальная жизнь. Бизнес, и никаких приключений.

 

Гостиница. Номер холодный, но спасибо, что впустили в полдевятого.

Потому что – простите меня, конечно, - в Томске делать не хуя. Во всяком случае, утром.

Впрочем, сейчас я смотрю на себя в зеркало и понимаю, что могу быть неадекватен. Сейчас сфотографирую себя.

Да. Вот он я, вот мой провинциальный гостиничный номер, вот унылый вид из окна.

То есть видел я уже два раза и площадь Ленина. Видел и реку Томь с палатками на ней… Посмотрим, что изменится, когда я высплюсь, но пока что мне совсем не хочется жить в этом городе.

Но самое-то ужасное, что в этой заёбанной гостинице телевизор ловит меньше десяти каналов. Такого я давно не встречал.

Тем временем, мой героический порыв прошёл, и теперь я думаю, что если сегодня успею… то есть нет, осилю, - поездку в НИОСТ хотя бы, это уже будет подвигом.

И спрашивается тогда, зачем нужно было ехать на три дня? Прилетел бы спокойно сегодня вечером… И если я сегодня не смогу никуда пойти, то что я стану делать здесь весь день? Неужели смотреть местный телеканал?

Плохо, плохо лететь в командировку ночью и спать меньше двух часов. Эта практика не оправдывает себя.

И опять я не взял с собой Свинс. Опять не с кем разговаривать.

…Но вот что я подумал. Раз здесь совсем нечего осматривать, то можно весь завтрашний день посвятить работе. И до встречи в «Томскхимфарме» послезавтра тоже можно успеть куда-нибудь заехать.

Так оправдываю я свои слабость и бездействие. И серость, сквозящую в этих строчках.

Командировка – как отпуск. Разве я этого не заслужил?

Однако, всё равно из номера выходить придётся, - хотя бы до ближайшего магазина. И звонить тоже придётся, - хотя бы чтоб договориться о завтрашней встрече в «Микрогене». И ещё неплохо бы приобрести карту Томска с маршрутами общественного транспорта, потому что на такси химмедовские командировочные явно не рассчитаны. Как на восьмое марта по две тысячи собирать – это пожалуйста, а как обеспечить достойное проживание представителя в жопе России – это хуй.

…Теперь надо лечь…

 

 

03.03.11.

 

Вчерашний день выпал из моей молодой жизни. Лучше напиться в хлам, чем весь день бороться со сном в холодном гостиничном номере с телевизором, транслирующим десять основных каналов.

Сегодня встал в двенадцатом часу, но ничего! Успел-таки и три организации посетить, и по Ленинскому пройтись в другую сторону. Там уже больше похоже на центр – и здания симпатичней, и кафешки на каждом шагу… Только не для меня они, кафешки. Завтракал я в столовой центрального рынка, что располагается прямо за гостиницей, - совдеповщина полная. А в остальном – продукты из магазина. Потому что НИОСТ находится за городом, и два раза я был вынужден проехать на такси.

Ещё вечером я посетил выставку ледяной скульптуры, благо температура здесь не поднимается выше минус десяти.

Завтра хочу посетить ещё одно местечко, кроме «Томскхимфарма». И останусь, таким образом, молодцом. Проехал по Иркутскому тракту, - улица соответствует своему названию.

Вместо «МакДональдсов» и «Ростиксов» здесь – «Сибирские пельмени».

 

04.03.11. Домодедово (а/п)

 

Снова в этом дорогущем аэроэкспрессе, только на этот раз трезвый.

Сибиры представляли устройство мира довольно хорошо: Земля висит на роге у некоего гигантского быка, который висит на усе ещё несравнимо более гигантского морского чудовища, которое, в свою очередь, плывёт куда-то в бескрайних просторах океана, которого уже просто неприлично называть всего лишь ещё более гигантским. А с другой стороны, они понимают, что Земля – центр, вокруг которого крутится вся Вселенная. Имеющий уши да услышит, ибо это, скорее всего, правда.

Здесь на улице – около нуля градусов. Ещё бы немного выше, и со мной мог случиться тепловой удар.

Я вытянул-таки эту командировку, а сегодня успел даже зайти в областной краеведческий музей, шашлычную и «Сибирские блины». Шашлычная и краеведческий музей – дерьмо, «Сибирские блины» - тема полезная, - вкусная и недорогая.

Я еду. Поезд трясётся. Писать тяжело и, как обычно, не о чем. Настало время завидовать Емельянову.

Спать не хочется благодаря большому количеству кофе и пепси, выпитых в самолёте.

 

 

 

 

24 марта 2011 г. Москва – Пермь

 

В самолёте, разумеется. Лечу приятно, один на трёх сиденьях.

Позавтракал и мог бы любоваться облачным пейзажем, но вместо этого читаю последнее пелевинское сочинение – «Ананасную воду для прекрасных дам». И, прочитав уже около одной пятой, до сих пор не разочаровался.

У самого у меня – очередной переходный период. После очередного свидания с Емельяновым, на котором я проебал кошелёк с лайтовской зарплатой и половиной документов на машину, включая права, и последовавшего за этим свиданием полуторанедельного периода восстановления. Придумываю оптимальную систему до точки отсчёта – одиннадцатого одиннадцатого одиннадцатого: в тот момент будет схождение бесконечного числа единиц в рамках одного столетия нашей цивилизации. Поскольку я пока ни от каких других дураков об этом явлении не слышал, пусть оно станет моим миллениумом или хотя бы хандретом…

 

 

Пермь

 

Обедаю в торговом центре, каких не строят в провинциальном Томске.

Вылет у меня – только в десятом часу, но я собираюсь сразу отправиться в аэропорт, так как делать мне здесь больше особо нечего.

Рабочий город, - насчёт сверхкультурности его ничего сказать не могу, не было времени разглядеть.

Конечно, из всех моих химмедовских командировок эта, по-видимому, - самая неоправданно дорогая. Однако, это если жадничать. А вообще, «Химмеду» так и надо, расстраивают они меня в последнее время.

 

 

А/п «Большое Савино»

 

Ничего почти я здесь не видел, однако, командировкой доволен. Видимо, благодаря Пелевину.

Кроме того, у меня сейчас должен начинаться духовный подъём, как всегда после глубокого падения.

 

Одну повесть прочитал, а самолёта ждать ещё минимум два часа. Ну, и хорошо, ещё почитаю.

Зашёл пока в кофейню выпить чашечку капучино. Благо в Перми обошлось без такси.

 

 

А/п «Шереметьево»

 

Поеду на электричке к Белорусскому вокзалу…

«Ананасную воду» почти дочитал. Усиленно думаю над будущей системой. Видимо, английский всё-таки придётся выучить, но – без фанатизма.

И, конечно, вдвое уменьшаю дозу алкоголя в общественных местах, - это обезопасит меня от эксцессов, подобных недавнему.

Подъём должен быть… Я чувствую, как просыпается во мне человеческое начало. Ясное дело, - для того и посылаются нам страдания.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

28 марта 2011 г. Уфа

 

Вот такое планирование командировки нравится мне куда больше. Сегодня я сюда добрался, заселился в гостиницу, встретился здесь с моими казанскими коллегами, и мы спокойно распланировали оставшиеся четыре дня.

В прошлый мой приезд в Уфу здесь был весенний потоп, а сейчас таяние только началось, и можно более – менее спокойно передвигаться по городу пешком. Впрочем, мы будем передвигаться, в основном, на машине.

Всё же какой-то несуразный это город – вытянутый, без выраженного центра. Наверно, он некрасивый. Посмотрим, сможет ли он опровергнуть такое мнение за оставшееся время…

И, кстати, незаметно, когда ходишь по нему, что это столица одного из самых жирных регионов страны. В Казани, например, это заметно.

 

 

29.03.2011 г.

 

Перерыв. Потом съездим ещё в два места, а потом уже поужинаем где-нибудь нормально.

Пожалуй, с моими казанскими друзьями вряд ли я дойду до какого-нибудь музея, но да и бог с ним. Зато здесь, в номере, ловятся хорошие телеканалы, в том числе, “Mezzo”.

Опять солнечная погода и голубое небо. Так прощается со мной зима, уходя за Урал.

Побывали сегодня на «Уфимском ЛКЗ», благо он расположен прямо по соседству с выбранной мной гостиницей. Гостиница, кстати, - на улице Достоевского, обязательно надо будет написать об этом моему верному нижегородскому другу, - он меня поймёт.

Теперь… Впрочем, совсем уже грустно писать о том, что я намереваюсь сделать теперь… А что не грустно?

Вот позавчера я посмотрел последний фильм Линча «Внутренняя империя». Это уже как-то радостнее. Но на этом – всё.

 

 

30.03.2011 г.

 

Вообще-то, зима пока не собирается уходить за Урал: ещё похолодало, и идёт снег.

Вчера вечером проехали и прошли по центру. Глазу зацепиться не за что, кроме пары дворцов «Уралсиба».

Завтра поедем в Стерлитамак и, может быть, заодно, в Салават. Вставать придётся рано, но предприятие того стоит, - Уфа надоела.

Теперь же, пока есть время, надо позаниматься английским.

 

Ездили сейчас в «Микроген», в район Дёма. По дороге видел, чуть ли не впервые за всю эту командировку, маленькую мечеть. Круглая, толстенькая, с красными кирпичными стенами, жёлтым куполом и широким синим кольцом под ним.

Всё правильно. Через сто лет экскурсоводы, рассказывая об истории и архитектуре двадцать первого века, будут показывать туристам здания банков, ибо это – современные храмы. А мы – либо искренние последователи современной религии, либо вынужденные в той или иной мере ей подчиняться, в силу её господства.

 

 

31.03.2011 г.

 

Проезжали сегодня и церковь, и мечеть. Мечеть – необычной формы, весьма красивая. Это – одна из двух основных, только они построены где-то на периферии, далеко от центра.

До Салавата не доехали, но побывали в Стерлитамаке – нефтяном городе. Видел там канатную дорогу, вагонетки перевозят по ней щебень.

Завтра, когда я останусь здесь один, мне идти особо некуда, - разве что сувениры смотреть. Пантеру для Тёмы поискать.

В первой половине дня шёл крупный снег.

Завтра – день веселья нищих духом – любимцев господних.

Мой рассудок накрыт мутной плёнкой животного благополучия. Уфа и Москва – одинаково уютные лужи.

 

 

 

01.04.2011 г. А/п «Уфа»

 

 Смотрю пятый матч полуфинала «Салават Юлаев» - «Магнитогорск». Изредка пытаюсь отвечать на СМСки истосковавшегося по общению Емельянова.

День начинался холодно и снежно, но проводить решила меня Уфа так же, как встретила, - солнечно и тепло.

Я всё же погулял напоследок и увидел красивые виды Уфы, открывшиеся мне с площадки возле Дома правительства. Оттуда же хорошо смотрится памятник Юлаеву, и всё это я имел возможность сфотографировать.

Я более – менее примирился с архитектурой Уфы (типа, могло быть хуже). Тем более, есть у них всё-таки эта мечеть «Ля ля тюльпан». Если приеду сюда в третий раз, постараюсь рассмотреть её лучше.

Хотя, что и говорить, мне куда больше хотелось бы побывать вторично в Нижнем и в Казани.

…Зажгли под конец салаватюлаевцы, но поздно. Не хватит им тринадцати секунд.

И – не хватило. Серия продолжается.

 

 

 

 

 

09 октября 2011 г. Москва

 

Да, Москва! А что делать, если за обе командировки в Казань ничего написать не удалось? Так вышло, что обе они пришлись на… ну, не самые благоприятные периоды моей жизни. Оба раза я брал с собой этот блокнотик и оба раза занимался всякой хернёй, вместо того чтобы делать записи.

А Казань мне понравилась, несмотря на не самый лучший душевный настрой. После Москвы и Питера она делит третье место с Нижним Новгородом в моём хит-параде российских городов. И Казанский Кремль мне понравился, вместе с Кул Шариф, хотя смотрел я его в двадцатипятиградусный мороз. Правда, мечеть была закрыта…

Но много я здесь об этом городе писать не буду, потому что это не путевые заметки, а воспоминания. А это значительно скучнее. В последней командировке, в конце сентября, я ночевал в «Корстоне» и вечером ужинал там в итальянском ресторане с Леной и закупщиком «Казаньоргсинтеза». Это было самое приятное: с закупщиком мы быстро договорились, разговор пошёл лёгкий и на отвлечённые темы, пить можно было в удовольствие, а ехать потом никуда было не надо.

Да и на следующий день выезды получились вполне приятными. Мы ездили вместе с Ирой – мерковской представительницей, которую я знаю, потому что в «Мерк» она пришла из «Сигмы».

А почему и во время второй командировки моё настроение было не лучшим, и я опять ничего не писал? Да, можно сказать, из-за самой командировки… Ибо я в первый раз в жизни опоздал на самолёт. Такого удара моя тонкая душа, конечно, не могла перенести сколько-нибудь стойко. Тем более что я зря перед этим кучу денег заплатил таксисту, который вёз меня в аэропорт… вернее, частнику.

Надо съездить в Казань третий раз. Но скоро это вряд ли случится. Не раньше зимы, по крайней мере.
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS