Арбузы и редис

Дневниковая  |  "Все доставали и чморили..."  |  "Гелиос золотой..."  |  "Два шершня-разведчика..."  |  "Зимой я всегда..."  |  "Лошадь покрасили..."  |  "На моей первой..."  |  "Тридцатиметровая змея..."  |  Апатия  |  Гимнопедия  |  Жаркий будний день  |  Закат над троллейбусом  |  Зима  |  Зимний конец  |  Коньяк с шоколадом  |  Коридорное путешествие Коричневого Носорога  |  Космическая центрифуга  |  Космический полёт Свинса  |  Краденная весна  |  Критика  |  Курильщик  |  Миниатюры 13-09-00  |  Москва  |  Обеденный перерыв  |  Огни за окнами  |  Остров мёртвых  |  Пентхаус на Площади Революции  |  Писательские трудности  |  Под землёй  |  После болезни  |  Путевой дневник ЧУЧЕРЕЛЛЫ. 1957  |  Пушистиков  |  Синий конь  |  Снегодад  |  Сон осьминога (сборник)  |  Старый карандаш (13.09.00)  |  Тб  |  Чаща  |  Человек за столом  |  Чукча  |  Январь  |  Кружка Трегупа  |  Крок Северный  |  Черепаха и краб  |  Древние черепахи и голубые крабы  |  Для альта с оркестром  |  Новая страница  |  Глиняные свистульки  |  Сероводород  |  "Ёж шёл к горной гряде..."  |  Поросёнок в колючей шубке и замок  |  Фантом  |  Зарождение жизни  |  На волоске  |  Существование  |  Мартины лютые  |  Высокие потолки  |  Первый шаг  |  Прогулки у пруда  |  Арбузы и редис  |  Посреди говна  |  Пингвиньи сны  |  Мерная древность  |  Соборный ёж

Ещё зимой я задумал вырастить на своём балконе арбузы.

            Пусть они будут не такими уж огромными поначалу и даже не такими уж сахарно-сладкими, думал я, но, по крайней мере, их можно будет есть.

            Раньше такая затея выглядела бы нелепой, но в наш век задача вырастить арбузы в нашем умеренном климате представлялась довольно простой. Теперь их выращивали здесь даже на открытом грунте, не то что на застеклённом, тёплом балконе. Инструкциями по выращиванию полон Интернет. Так что, если они будут расти как надо, можно будет высадить их и позади дома, - тогда уж жди настоящего урожая! Тогда их хватит и на зиму, и пресловутыми зимними вечерами я смогу подавать их себе под различные сорта красного, белого и розового вина и не захочу уже ни пива, ни, тем более, какой-нибудь водки, которая предполагает грубую закуску и не является там, где человек наслаждается вкусом тропической ягоды.

            Я нашёл на кухне немного арбузных семечек, завалявшихся там, видимо, с прошлого года, когда меня заставили купить арбуз на рынке. Помню, с каким трудом и неохотой тащил я этот чужой огромный арбуз до квартиры. Потом половина, если не больше, этой мегаягоды долго гнила на балконе, а когда её всё-таки собрались выбросить, она плюхнулась на пол и разлетелась по нему скользкими бурыми кусками.

            Зато тот арбуз был как раз нужного мне сорта, судя по тому, что я о нём помнил, и по просмотренным мной в интернете картинкам разных сортов. Семечки были разные по виду, как и куски их протухшего родителя, когда я его разрезал, – местами красные, местами бледно-розовые (я, как водится, взял недозревший).

            Тщательно хранил я семечки в надлежащих условиях до самого апреля. Грунт покупать не пришлось, на балконе остался подходящий грунт в больших старых горшках из-под растений, погибших по недосмотру (а присматривать за ними никто не хотел, потому что они были неинтересными и не могли плодоносить). Мне оставалось лишь удобрить землю необходимыми добавками.

            И вот время пришло. Когда никого, кроме меня, не было дома, - а я никого из домашних, на всякий случай, пока не посвящал в свои планы, ограничиваясь лишь смутными намёками, - я взял сохранённую горсть семечек и по всем, уже давно изученным мною в теории, правилам засадил их в подготовленную почву – во все три больших горшка. Полил и проверил температуру на балконе. Она была несколько холоднее желательных тридцати градусов, но если сорт арбуза был мною определён верно, прохлада не могла сильно навредить его детишкам.

            Настало время ожидания и ухода. Две недели я последовательно выполнял все требования и предписания, скурпулёзно поливая и удобряя почву в горшках. И вот! – меньше чем через две недели – первые всходы показались над поверхностью земли – крохотные, но свеженькие и отнюдь не чахлые!

            Почувствовав на губах преждевременный вкус победы, я немедленно поехал в город, чтобы смыть его, а заодно немного отдохнуть и продумать дальнейшую стратегию выращивания. К сожалению, мне пришлось задержаться там на неделю, и хорошо ещё, что не дольше. К тому же я вернулся не отдохнувшим, а совершенно разбитым, не то что без стратегического плана, но даже без какого-нибудь мало-мальски тактического.

            В первый день я боялся выходить на балкон, боясь увидеть засохших, уже мёртвых или полуживых, на последнем издыхании, моих несчастных подопечных, мой загубленный в самом начале урожай.

            А на второй день жена мне сказала:

            - Ой, а это не ты там цветочки посадил, на балконе? Или сами проросли?

            - Да, я кое-что выращиваю, - ответил я, привычно сохраняя внешнее спокойствие. – Типа цветочков, да… растения… - и немедленно отправился на балкон в ожидании чуда.

            И чудо предстало моему взору: всходы не засохли, а выросли чуть ли не в два раза, - ну, разве что в одном из горшком чуть-чуть пожелтели два из них, причём слегка, так что я решил их оставить расти вместе с остальными.

            И ещё полторы недели я ухаживал за будущими арбузиками с такой преданностью, будто бы сам был их папой-арбузом. Однажды, когда выдался редкий вечер одиночества, я купил садоводческий журнал и бутылку монтепульчано, сел на балконе и стал, неспешно потягивая рубиновый напиток, читать статью об арбузах в средней полосе и показывать фотки из статьи своим росткам, которые уже трудно было назвать ростками, так они вымахали и окрепли за последние дни.

            Месяц май бушевал яркими красками и взывал ко всем живым жить полной жизнью – не торопясь, но и не откладывая. Как всё живое, я не мог противостоять этому зову и уехал в город на две с лишним недели. В этот раз мне пришлось там очень тяжело, особенно начиная со второй недели, зато теперь я почти не переживал за свой огородик, - я наказал жене поливать его, и хотя знал, что она не сможет обеспечить им такой же почти родительский уход, как я, но и не бросит, а большего им теперь ничего и не надо.

            Тем не менее, вернувшись, я первые дни не появлялся на балконе. Я не хотел показываться моим арбузам, в каком виде я вернулся. Вместо этого я полёживал на диване, смотрел бесконечный детективный сериал про американского следователя то ли конца девятнадцатого, то ли начала двадцатого века, и перебирал в уме сорта импортных и отечественных вин, которые мне предстоит пробовать после лета, когда последний урожай арбузов будет собран, а я снова буду чувствовать себя молодо и легко.

            Когда на четвёртый или пятый день жена прошла с балкона через кухню в комнату, где я всё ещё лежал на диване, она уже больше не дулась, а наоборот – радостно улыбалась.

            - Смотри-ка, дружочек, что ты там вырастил! – сказала она.

            - Я как раз иду на балкон, - ответил я, в спешке неуклюже поднимаясь с дивана, чувствуя лёгкое помутнение от внезапного перехода в вертикальное положение и раздражаясь на жену.

            Я не хотел, чтобы она первая сказала мне, что происходит в огородике, - я хотел первым узнать о появлении крохотных зелёных ягод. Но:

            - Можно урожай собирать! – громко выкрикнула жена.

            Помутнение усилилось, и я даже вынужден был остановиться и подождать, пока свет вернётся моим глазам. Какой ещё, к матери, урожай?!

            Медленно шёл я на балкон, приписывая выкрик жены об урожае её неумению точно выражать мысль.

            Войдя на огородик, я увидел сочную зелёную ботву, торчавшую из горшков. Под ботвой в каждом горшке из-под земли выглядывали крепенькие красные окружности.

            Я взялся правой рукой за самый густой пучок зелени, и вытянул из земли довольно крупную редиску.

            - Почти как на рынке! красота какая, - говорила за спиной жена. – Умничка ты моя!.. Можно собирать.

            Я отдал ей редиску.

            - Я вырастил – тебе собирать, - отвратительно бодрым голосом сказал я,  испытывая к себе отвращение за эту бодрость.

            Я вернулся в комнату, лёг на диван и продолжал смотреть сериал, размышляя о своём. Я не думал о том, как я мог посадить редис вместо арбузов и как он вообще мог оказаться в горшках? И куда подевались, почему не взошли настоящие арбузные семечки, которые ведь тоже были посажены? – об этом я не думал тоже. Я думал, что редис, конечно, не подойдёт в качестве закуски к вину, но зато вполне – к различным сортам пива, в том числе и к благородным, типа тёмного английского эля. И не надо зато ждать зимы. А когда этот редис кончится, то можно взять ещё на рынке или даже в магазине, потому что, в отличие от экзотических южных ягод и фруктов, редис одинаков на рынке, на балконе и в магазине. А ещё за то, что я умничка и вырастил его в собственном огородике, мне вполне могут разрешить закусывать им даже водку – по крайней мере, собственным… И потом – кто сказал, что редис не подходит ни к какому вину?! Конечно, подходит и ещё как! Особенно, если это портвейн.

            Успокоившись, я заметил, что за нашим окном ещё только начинается лето, и почувствовал, как здоровье и молодость возвращаются ко мне.

            Я выключил сериал, легко соскочил с дивана и вышел из комнаты – поцеловать жену и собираться в магазин.

01.07.19

Версия для печати
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS